Театрализованная – мастерилка «Бумажный спектакль»

Именины Мухи – Цокотуха

В гостях у дедушки Крылова

Элиасовские чтения

«Знай закон смолоду»

Prev Next
Расписка при продаже квартиры, образец - fortstroi.com.ua
Информация о недвижимости - comintour.net
Чем штукатурят газобетон, смотрим на странице http://stroidom-shop.ru

0

deti_rb_blog

Самая свежая информация от районных детских библиотек Республики Бурятия

Читать новости
Материалы конференции

Материалы межрегиональной научно-практической конференции
(Улан-Удэ, 26 сентября 2018 г.)

Читать/Скачать
ЭДИРШУУЛ

Центр бурятского языка и культуры для детей и молодежи «ЭДИРШYYЛ»

О проекте
Мастерские и книжный клуб

Проекты "Мастерские в библиотеке" и книжный клуб "3 слова"

О мероприятиях
Фестиваль детской и юношеской книги

В Улан-Удэ впервые пройдет фестиваль детской и юношеской книги «Бумажный ключ»

Подробнее
    Телефоны:  Центр чтения юношества - +7 (3012) 41-87-85;     Центр чтения детей - +7 (3012) 21-42-36;    Директор - +7(3012) 41-87-97;    Бухгалтерия - +7 (3012) 41-88-05;     E-mail  info@baikalib.ru

Екатерина Райская

Леви

Ветер усиливался, и шторм обещал быть сильным. Маленькое рыболовецкое судно нещадно мотало и подбрасывало на волнах. Арина ещё раз посмотрела на мрачную иссиня-чёрную пелену грозовых облаков, обложивших небо, и, крепко сжимая в руках тяжёлую фотокамеру, вышла из рубки на палубу. Очередная гигантская волна едва не опрокинула судно, сильно накренив его на левый борт, так что Арина едва не полетела в воду, но её это не интересовало. Для неё было важно только одно, что условия для съёмки были идеальными. ОНИ должны были появиться.

Наконец, с неба упали первые крупные капли, и где-то под водой послышался далёкий приглушённый гул. Через минуту гул повторился, и к нему добавился звук чего-то огромного, рассекающего воду, словно что-то выпрыгнуло из воды и снова нырнуло на глубину.

Сейчас...

Меньше, чем в полумиле от судна, в чёрной воде показалось слабое голубое свечение. С каждой секундой оно становилось всё ярче, словно что-то поднималось из глубины. Гул усиливался, и теперь в нём можно было различить чудовищный рык. И. наконец, из бело-голубого свечения вынырнула огромная чешуйчатая голова морского змея - левиафана. Его размеры поражали - эта громадина могла бы легко проглотить болтавшееся на волнах судно, если бы ей это. конечно, было бы нужно.

Мощным рывком змей выбросил себя вверх на несколько сотен метров, но хвост его так и остался в воде. Изящно изогнув своё тело, левиафан ушёл обратно в воду, чтобы через несколько секунд вновь вынырнуть на поверхность. Это был «танец левиафанов» - он закручивал своё тело в кольца, и они перекатывались над поверхностью воды. Море бурлило, а змей всё снова и снова выныривал из воды. Его серо-голубая чешуя светилась в темноте и была похожа на сияющий доспех, а большие чёрные плавники и рогатая голова давали ему сходство с драконом - левиафан Валькирия, так прозвали эту разновидность. Он был прекрасен.

Когда-то люди считали себя властителями морей. Пока на свободу не вырвались эти гигантские змеи, до того надолго закованные в арктических льдах. За сходство с библейским чудовищем, их прозвали «левиафанами». Это название стало общим для нескольких десятков разновидностей этих существ.

За те двести лет. что прошли с их возвращения, они обросли множеством слухов и легенд: что левиафаны бессмертны и страшно умны, что они умеют растворяться прямо в воде, что они вызывают ураганы и штормы и могут гипнотизировать попавшихся им на пути моряков...

Пляска левиафана продолжалась почти полчаса, и Арина успела истратить почти всю плёнку в своей фотокамере. Наконец, уставший и обессиленный, змей оставил свой танец и стал медленно плавать из стороны в сторону, рассекая чёрную воду. Арина опустила камеру, дело было сделано. Такая же уставшая, как и он. она села прямо на палубу, и наблюдала за серо-голубыми проблесками в чёрных волнах, пока левиафан не скрылся под водой. Теперь ей осталось лишь дождаться, когда немного успокоится море, завести двигатель и вернуться на сушу.

Горячие струи воды били по телу, и Арина блаженно вздрагивала, чувствуя, как из неё медленно выходит холод и смывается океанская соль. Она и сама не смогла бы сказать, сколько уже стоит под душем, прогреваясь до самых косточек. Воистину, водопровод - одно из величайших (и лучших!) изобретений человечества!

-   Арина! - Из-за двери раздался приглушённый голос Нико. - Сколько можно! Ты там уже час сидишь!

-    Сейчас!

Простояв под горячей водой ещё минуты три. она с сожалением повернула вентиль и закуталась в полотенце. Какое блаженство! Вернувшись из моря, она тут же отправила фотографии в редакцию по электронной почте - они должны были попасть в последний номер - и тут же отправилась на вокзал. Двое суток беспрерывной тряски вымотали её окончательно. Наконец приехав домой, она тут же отправилась в душ, и теперь ей хотелось лишь одного - поскорее добраться до кровати и заснуть часов этак на восемнадцать! Одевшись в тёплые брюки и фланелевую рубашку, она, блаженно потягиваясь, вышла из ванной комнаты с полотенцем на плечах.

-   Я думала, ты никогда оттуда не выйдешь! - Недовольно заявила Нико. Она была соседкой и лучшей подругой Арины, и в её отсутствие присматривала за домом. - Мне казалось, что после трёх суток в открытом море, ты на воду даже смотреть не сможешь.

-   Поверь мне. - подошла Арина к подруге, на ходу вытирая волосы полотенцем. - между брызгами ледяной морской воды и горячим душем большая разница! И чем дольше терпишь первое, тем больше мечтаешь о втором.

Нико сидела на диване посреди гостиной, разложив на низком столике груду журналов.

-    Что интересного? - Наклонилась Арина.

-    Твои фотографии уже напечатали.

Девушка лишь мельком взглянула на снимок свитого в кольца левиафана с пометкой «Леви» в нижнем левом углу страницы - её рабочим псевдонимом, и пошла к своему письменному столу у окна.

-    Неужели тебе не интересно, как выглядит твоя работа? Тем более, на обложке журнала?!

-   Нет. не особо. После того, как ты своими глазами видишь... «оригинал», эти «детские картинки» уже мало интересуют.

Арина потянулась и села за стол. Изо всех сил борясь со сном, она включила компьютер, ей нужно было проверить почту до того, как её вырубит от усталости. Подавив чудовищный зевок, она посмотрела в окно. Вечер выдался пасмурным и промозглым, впрочем, как и всегда в этих местах. Компьютер уже загрузился, и Арина потянулась к «мышке», чтобы открыть почту, но тут зазвонил телефон. Арина недовольно поморщилась - ну кому там неймётся?! Она взяла телефонную трубку, которую ей протягивала Нико. и взглянула на экран - номер был незнакомым. Арина тяжело вздохнула и поднесла телефон к уху...

Полковник Алексис Мартинсен в очередной раз мучился от бессонницы: сидел в кровати, подперев ладонью подбородок, и с ненавистью смотрел на льющийся за окном дождь. Кадровый военный-подводник, он ненавидел увольнительные. Особенно такие, как эти, когда он оставался один в своей огромной квартире. Его жена и дочь уехали к родственникам неделю назад, и он. получив неожиданную увольнительную, уже третьи сутки скитался по пустым комнатам.

Единственным, что примеряло его с действительностью, было то. что это была вынужденная мера. Его подлодке требовался срочный ремонт, её сильно потрепало в последней стычке с левиафаном. Кошмарные твари!

Обречённо вздохнув, полковник встал и вышел в гостиную. Включив в комнате свет, он озадаченно оглянулся, не зная, чем себя занять.

-    Ладно, начнём с чая...

Заглянув на минуту на кухню, он вернулся в гостиную с кружкой чая и сел на диван. Взгляд его упал на один из журналов на столике перед ним. Это было издание о дикой природе, которое выписывала его дочь - свежий номер принесли только сегодня - на обложке его красовалась фотография свитого в кольца левиафана Валькирия. Заинтересовавшись, Алексис взял журнал в руки и посмотрел на обложку внимательней. Хм, это действительно была фотография, а не рисунок или компьютерная графика. Внизу, в нижнем левом углу, стояла короткая подпись «Леви»

- рабочий псевдоним фотографа. Пролистав журнал, полковник нашёл ещё с десяток фотографий с той же подписью, и на всех были левиафаны. Алексис фыркнул, вот ведь неуёмный самоубийца!

На сколько было известно полковнику, чтобы сделать хотя бы один подобный снимок, фотографы выходили в открытое море, забирались в центр урагана, глушили двигатель судна, выключали всю электронику, и по несколько часов ждали, когда из-под воды появится одно из этих чудовищ. Одно слово - психи. Подбираться к этим монстрам ради одного единственного щелчка фотокамеры!

Кстати! В голове полковника мелькнула одна забавная мысль. Действительно, а на сколько близко они могут подобраться к левиафану? Он снова посмотрел на обложку журнала с Валькирией - с какого расстояния делался этот снимок? Расстояние это не могло быть большим, потому что все левиафаны крайне чувствительны к любому, даже самому незначительному, электромагнитному излучению, из-за чего фотографы не могут использовать цифровую технику. Все свои снимки они делают на старинных плёночных фотокамерах.

Конечно потом, в издательстве, фотографии наверняка ретушируются перед тем, как их ставят в номер, им добавляют чёткости и яркости. Но все оригиналы фотографий обязательно публикуются на официальном сайте издательства.

Думая об этом, полковник быстро прошёл в свой кабинет, не забыв захватить с собой журнал и недопитую кружку чая. Включив компьютер, он нашёл сайт издательства, и нажав на вкладку «Снимки», выбрал нужную ему папку под именем «Леви».

Невероятно! Почти все снимки были сделаны с расстояния в триста-четыреста метров! И это при том. что ни одна подлодка не может подобраться к этим тварям ближе, чем на милю. Он листал фотографии, всё больше и больше поражаясь мастерству фотографа, пока не дошёл до одного из первых снимков, и уже не смог от него оторваться. Это был подводный снимок левиафана Мурены, который смотрел прямо в объектив камеры с расстояния в полсотни метров...

Полковник нервно сглотнул и потянулся за телефоном. Левиафаны были головной болью всех военно-морских сил Содружества. Человечество боролось с ними все последние двести лет после их появления, но этих существ не зря прозвали Левиафанами. А сейчас у полковника возникла одна мысль:

-   А что, если... - Он ещё не успел додумать это самое «что, если...» и хоть сколько-нибудь чётко сформулировать свою мысль, а пальцы его уже набирали номер. - Генерал Льюис?

-     Мартинсен! - Раздался из трубки недовольный сонный голос. - Вам опять не спится?

-   Да. простите за поздний звонок. Но у меня возникла одна мысль... Пожалуйста, посмотрите фотографии, которые я вам отправил.

Из трубки донёсся недовольный вздох и невнятное шуршание. Спустя минуту, что потребовалась генералу, чтобы дойти до компьютера, включить его и открыть почту, из трубки вновь донёсся недовольный голос:

-   Только не говори, что занялся художественной фотографией! Что я тут должен увидеть, КРОМЕ этих проклятых тварей?

-   Посмотрите, с какого расстояния сделаны эти снимки. Нашим подлодкам такое расстояние даже не снилось. Может, нам попробовать взять одного из фотографов в качестве консультанта? Нет, я понимаю, что все они - конченые психи, но кое-какие их знания могут нам пригодиться. Можно сделать пробную экспедицию, у меня есть на примете капитан, который может на это согласиться.

-   Как всегда, уже с готовым планом. - Усмехнулся голос в трубке и на минуту задумался, эта идея заинтересовала генерала. - Хорошо. Пока твой «Лендерен» на ремонте в доках, даю тебе карт-бланш на эту затею. Утром получишь официальный приказ.

11олковник положил трубку. Остальное было делом техники. Он ещё раз взглянул на снимок Мурены, выбор был очевиден, и он набрал номер издательства.

Спустя полчаса у него были все данные на человека под псевдонимом «Леви». Теперь ему осталось лишь договориться с самим фотографом, и он снова взялся за телефонную трубку...

-   Добрый вечер. Вас беспокоит полковник Алексис Мартинсен, военно-морские силы Содружества. Мог бы я услышать Арину Осевич?

-   Да. я вас слушаю. - Арина недовольно нахмурилась - только военных ей не хватало. - Чем обязана?

-     Вы нужны нам в качестве консультанта...

-     Занимаетесь фотографией?

-     Консультанта по вопросам левиафанов.

У Арины ёкнуло сердце, она представляла, какого рода консультации им понадобятся, и давать их совершенно не собиралась. Но и резко отказать она тоже не могла, иначе этот полковник, чего доброго, приедет её уговаривать.

-     Что конкретно вас интересует? Я ведь, в конце концов, фотограф, а не ихтиолог.

-     Если совсем кратко - как максимально близко подобраться к левиафану?

Этого она и боялась...

-   Простите, но с их повадками вас может ознакомить любой зоолог. - Арина изо всех сил пыталась отвязаться от этого полковника, но это оказалось не так-то просто.

-   Бросьте, все зоологи и ихтиологи изучают левиафанов, сидя в своих кабинетах по средствам чужих рассказов, фотографий и видеозаписей. А вы почти каждый месяц выходите в открытое море, подбираетесь к ним на расстояние в двести-триста метров, а потом, целой и невредимой, возвращаетесь на сушу.

Арина вздохнула:

-     Могу проконсультировать вас хоть сейчас...

-   Нет, вы не совсем правильно меня поняли. Конечно, устная консультация нам тоже понадобится. Но я хотел бы предложить вам отправиться в экспериментальную экспедицию на борту военной подлодки. Нам важно знать, насколько ваши навыки будут эффективны в боевых условиях.

А вот это было полной неожиданностью, и при том, крайне неприятной.

-   Экспедиция стартует через неделю, но я хотел бы поговорить с вами до её начала. Если вы не будете против, я и капитан подлодки, на которой мы отправимся, приедем к вам через три дня...

-   Нет! - Почти выкрикнула Арина и едва не выронила телефон из разом вспотевших рук. Сердце её неистово билось о рёбра, но она заставила себя успокоиться. - Нет. Это будет не совсем удобно. Через три дня я должна быть... в Артет-Сити. Эту поездку можно было бы отложить, но ваше... предложение... ломает все мои планы на несколько месяцев вперёд, и теперь у меня появился ряд совершенно неотложных дел. Поэтому будет лучше, если мы встретимся по дороге от Артет-Сити к побережью. Просто сообщите мне, в каком населённом пункте по этому шоссе вы будете меня ждать. Всего доброго!

-   Честь имею. - Донёсся из трубки слегка ошарашенный голос полковника. Арина понимала, что беседу она провела не ахти как ловко, но сделанного не воротишь. Главное, чтобы никто из военных не появился здесь, в Змеиной Бухте.

Положив трубку. Арина закрыла глаза и попыталась успокоиться. У неё было ощущение, словно её окунули в ледяную воду, и теперь она никак не может отдышаться.

-    А зачем тебе в Артет-Сити?

-    Что? - Арина тряхнула головой и посмотрела на подругу.

-   Зачем ты собралась в Артет-Сити? - Громко, едва ли не по слогам повторила Нико. - Ты же только что приехала! - Она внимательно следила за Ариной во время разговора, и поведение подруги ей сильно не понравилось.

-   Только что... только что... - Арина встала из-за стола и невидящими глазами обвела комнату. - Где мой чемодан?

-   Что? Какой чемодан?! Да опомнись же ты! Какая муха тебя укусила? Зачем тебе ехать в Артет-Сити. а потом «где-то по пути» встречаться с этим полковником? Что плохого в том. что он приедет сюда? У нас тут. конечно, глухомань несусветная, но гоже есть свои достопримечательности, которые можно осмотреть...

Арина недовольно посмотрела на подругу:

-   Вот этого я и боюсь. - бросила она. и. наконец, совладав с собой, пошла собирать только что распакованный чемодан. Утром она должна будет уехать...

Было три часа ночи, и за окном уже начало светать, а полковник Мартинсен по-прежнему сидел за столом. Он успел уже связаться с капитаном Левинтоном, и уговорить его на участие в экспедиции. Всё необходимое, по сути, уже было сделано, но ему не давал покоя разговор с Осевич. Нет. явно негативная реакция его не удивила. Мало ли по какой причине человек недолюбливает военных. Тем более, что, по словам её редактора, она только что вернулась из последнего рейда, в котором был сделан снимок Валькирии, а уставшие люди редко бывают приветливыми. Но она явно искала повод ему отказать, а теперь у неё появилось целых три дня, чтобы придумать (а то и создать!) тысячу таких причин... Больше всего Мартинсен боялся, что она откажется от участия в экспедиции. Тем более, что она является гражданским лицом, и имеет полное право послать его куда подальше со всеми его приказами.

Нет. вопрос о её участии в этом деле нужно было решать немедленно. Полковник ещё раз посмотрел на светящийся циферблат электронных часов на своём столе, пытаясь прикинуть в уме сколько минут назад он звонил Левинтону, и успел ли он снова уснуть. Поколебавшись с минуту, Алексис всё же взял в руки телефон.

-    Полковник Мартинсен? - Раздалось в трубке после первого же гудка. - Чем могу помочь?

-   Капитан, вы сможете подготовить лодку к отправке в экспедицию раньше? Скажем, через трое суток?

На том конце раздался лёгкий смешок:

-   Откровенно говоря, единственное, что нужно «Ариадне» для отплытия - это вы и ваш консультант.

-   Отлично! Тогда второй вопрос. Вы знаете, где находится местечко под названием Змеиная Бухта? Ото должно быть где-то на северном побережье, приблизительно на одной долготе с Артет- Сити.

-    Да, знаю. Приходилось проплывать мимо.

-    Сколько нужно времени, чтобы туда добраться?

Левинтон вновь понимающе усмехнулся:

-    Нели выйдем прямо сейчас, к десяти утра будем там.

-    Прекрасно! Отправьте за мной машину.

Полковник внимательно смотрел под ноги, чтобы не поскользнуться на мокрых камнях. 11а минуту оторвав взгляд от тропинки, он оглядел окружавший его ландшафт. Да уж... Найти па побережье более мрачное и унылое место было бы очень сложно. Всё вокруг было серого цвета: вода в заливе, прибрежные камни и песок, высокий утёс, на который они поднимались вместе с Левинтоном. и даже небо, нависшими над всем этим свинцовыми тучами. Полковник никак не ожидал, что известный фотограф будет жить в такой беспросветной глуши. Впрочем, он ведь ещё не видел её дома...

-    Левинтон. вы раньше здесь бывали?

-   Я здесь вырос. - Отозвался капитан подводной лодки, он уверенно шёл вверх по склону, даже не смотря себе под ноги.

Полковник задумчиво посмотрел на Левинтона. Он был молод, тридцать лет - это не возраст для капитана подводной лодки. Однако, он был очень талантливым моряком, словно родился в море.

Не смотря на то, что он был военным. Левинтон никогда не был в боях - он занимался перевозкой и конвоированием гуманитарных грузов для гражданского населения, проживающего на островах в северных морях, и. следовательно, оторванных от «большой земли». Впрочем, эта работа выглядела лёгкой только на бумаге. На деле же. каждый их рейс — эта встреча с двумя-тремя левиафанами, со всеми вытекающими. Правда. Левинтон за пять лег своей службы, умудрялся каким-то чудом избегать боя с морскими чудовищами. Собственно, поэтому Мартинсен его и выбрал для своей экспедиции.

Наконец, они поднялись на вершину, и полковник увидел маяк и два десятка домиков, хаотично разбросанных по пологому склону.

-   Что ж, - произнёс Левинтон, - если вы правильно запомнили адрес, то нам сюда, - и он указал на небольшой домик у самого обрыва возле маяка.

Было десять часов утра. Паром должен был подойти к причалу только через час, и Арина сидела, как на иголках, следя глазами за стрелками часов на стене. Нико, обиженная её вчерашним поведением, ушла домой, и Арина осталась одна, предоставленная своим страхам. Её не оставляло дикое напряжение. Хоть она и договорилась с полковником встретиться через три дня. но она никак не могла отделаться от мысли, что у неё очень мало времени. Стрелки отсчитали тринадцать с половиной минут, когда в дверь постучали, и внутри у неё что-то оборвалось. Так что она даже не удивилась, когда, открыв входную дверь, увидела двух военных-подводников.

«Всё. - Мелькнуло у неё в голове. - Не успела»

Первое, что увидел полковник, когда открылась дверь - девушку лет двадцати пяти. На ней были синие джинсы и белый свитер с надетой сверху чёрной кожаной курткой, длинные волосы были затянуты в высокий хвост, а в голубых глазах не было ни капли приветливости. Странно, но Арина Осевич совсем не удивилась их появлению. Вторым же, что увидел Мартинсен, был собранный чемодан. М-да... Кажется не зря он решил поторопиться.

-   Проходите. - Посторонилась Арина, теперь бежать было уже бессмысленно. - Я гак понимаю, вы - полковник Мартинсен?

-   Да. Арина Осевич? Это - Кейн Левинтон, капитан подводной лодки, на которой мы отправимся в экспедицию. Если, конечно, вы согласитесь.

Пока мужчины садились на диван, Арина внимательно их рассматривала. Да, полковника она себе представляла несколько иначе. На деле же, это оказался невысокий плотного телосложения мужчина лет сорока с небольшим с живым выразительным лицом и очень цепким взглядом. И первым, что он заметил, естественно, был её чемодан, при взгляде на который, его серо-зелёные глаза чуть-чуть прищурились.

Капитану же Левин гону на вид было не больше тридцати. Высокий и стройный, он несколько странно смотрелся сидя на низком мягком диванчике. Его чуть смешливые карие глаза блуждали по комнате, словно он хотел запомнить, как она выглядит. Оба они были в чёрной форме моряков- подводников с надетыми сверху чёрными кожаными плащами.

-   11ростите. мне нужно унести чемодан наверх. Вернулась вчера вечером и совершенно про него забыла - оставила его здесь внизу. - Арина подхватила чемодан и ушла с ним на второй этаж.

Конечно, это было враньём, но полковник всё понял, а потому промолчал. Оставив чемодан в спальне, Арина там же сняла куртку и свитер, переодевшись в футболку. Спускаясь вниз, она увидела, что её непрошенные гости по-прежнему сидят на диване: Левинтон — флегматично глядя в окно. Мартинсен - с интересом разглядывая гостиную. На лице полковника читалось лёгкое разочарование.

-   Что такое, полковник? - Арина села в кресло напротив. - Рассчитывали увидеть здесь дорогую мебель, драгоценности и антиквариат?

-   Не совсем, - усмехнулся полковник, - хотя я считал, что у вас должны быть приличные гонорары.

-    О. поверьте, гонорары у меня хорошие, но и расходы соответствующие.

-    Много тратитесь на фотоплёнку? Это вещь довольно дорогая, на сколько я знаю.

-   И на неё, безусловно, тоже. Но это не основная статья расходов в моём ремесле. Вы знаете, сколько нужно заплатить моряку за аренду его судна, которое является его единственным источником доходов, когда вы оба знаете, что вам придётся забраться на нём в центр урагана, заглушить на нём двигатель и ждать, когда из воды появится левиафан?

Мартинсен усмехнулся:

-    А что же тогда остаётся вам?

-   Достаточно, чтобы жить. К тому же, у меня неплохая репутация - за четыре года работы я утопила всего одну лодку. Но вы ведь не об этом пришли поговорить.

-    Да. вы правы. - улыбнулся полковник. - мы хотели поговорить о левиафанах.

-    Что ж. давайте. Но я действительно не понимаю, что вы хотите от меня услышать...

-    Хотя бы то. как вам удаётся подбираться к ним на такое расстояние?

-   Ну. я не совсем «подбираюсь» к ним. Я подбираюсь к месту, где они должны появиться. У левиафанов прекрасный слух, и хоть на гражданские суда они практически не реагируют, всё равно приходится глушить двигатель и всю электронику - на всякий случай.

-    А они отличают гражданские суда от военных? - поднял брови Мартинсен.

-   Разумеется. Звук двигателя, работающих винтов, сонаров, и прочие мелкие шумы, складываются для них в сигнал тревоги. С момента их появления, военные корабли и подлодки всегда атаковали их при первой же возможности, и за прошедшие двести лет у них выработался условный рефлекс - военные подлодки они воспринимают, как потенциальную угрозу.

-    То есть, военное судно в принципе не сможет подобраться к левиафану?

-   Простите, я никогда не пыталась «подобраться» к левиафану на военной подлодке! Но гипотетически... Если снизить скорость, отключить вспомогательные сонары, не включать сигнал боевой тревоги, и свести к минимуму беготню на борту, то. скорее всего, левиафан не обратит на вас особого внимания. О! И. разумеется, вы не должны атаковать его первыми!

Скепсис на лице полковника был настолько очевидным, что Арина не выдержала и повысила голос:

-   Послушайте, полковник, я понимаю, что для вас левиафаны - всего лишь дикие звери! Гигантские, очень умные, смертоносные звери! Однако, запомните, ни одно животное в природе не нападает, если не чувствует для себя угрозы. И левиафаны не исключение.

-    И с чего такая уверенность?

-   Знаете, - выдохнула она, - впервые я увидела левиафана с такого близкого расстояния, когда мне было семнадцать. Я как раз окончила школу, а каникулы решила провести у подруги на островах Кунар. От тех островов до «большой земли» - полтора суток пути. Судно, осуществлявшее перевозку пассажиров на остров и обратно на тот момент уже лет десять, как на ладан дышало, и когда мы плыли обратно на материк, оно решило сломаться окончательно. Мы застряли посреди моря где-то на полпути, погода портилась. Благо, циклон нас тогда так и не накрыл - прошёл стороной... - Она на секунду умолкла, погрузившись в воспоминания. - Но он появился совершенно неожиданно. Серое на сером, сначала мы даже подумали, что это просто волна.

-    Призрак. - Тихо проговорил полковник.

-   Да. левиафан Призрак - неуловимая серая тень, мелькающая между гребней волн. Он был в нескольких сотнях метров от нас, а потом вдруг поднялся из воды по левому борту метрах в тридцати от судна. И знаете, что он сделал? Ничего. Он внимательно посмотрел на нас и нырнул обратно под воду.

-   Дайте угадаю, - не удержался полковник. - он был так прекрасен и величественен. что вы тут же влюбились в этих, без сомнения, милейших существ, и решили стать фотографом.

-   Вы закопали в себе недюжинный литературный талант, полковник. - Сощурилась Арина. - 11о вынуждена вас разочаровать, я решила стать фотографом лишь полтора года спустя. Впрочем, не буду скрывать, его вид действительно зачаровал меня, он был поистине прекрасен. Эта «встреча» заставила меня всерьёз задуматься, всё ли из тех слухов и сказок, что я о них слышала, является правдой. Первоначально, я просто хотела побольше о них узнать.

-   Кстати, о слухах и сказках. Левиафанов часто называют исчадиями ада. потому что они всегда появляются в ненастье. Суеверие, конечно, - Мартинсен наклонился вперёд, опиревшись локтями о колени. - но я не нашёл ни у вас, ни у других фотографов, ни одного снимка, сделанного в ясную погоду. Это из-за желания ваших коллег добавить снимкам драматизма, или левиафаны действительно показываются лишь в «плохую» погоду?

Арина несколько замялась:

-   Понимаете, я ведь действительно не ихтиолог, и не смогу объяснить вам этот казус с научной точки зрения. Но, судя по строению хвоста и плавников у некоторых видов левиафанов - это их атрофировавшиеся конечности, и изначально эти существа были земноводными. И нынешние особи вполне могут дышать атмосферным воздухом, хоть и очень недолго. Собственно, для этого они и всплывают - «надышаться», насытить кровь кислородом, но влажность воздуха при этом должна быть максимальной. А максимальная влажность бывает только при осадках.

-   11онятно. - Кивнул полковник, и. видя, что Арина уже устала отвечать на вопросы, добавил. - Что ж. думаю, «теории» с нас достаточно. У меня пока больше нет вопросов. Кроме одного, удовлетворите моё любопытство. Одним из первых снимков, который вы сделали, было изображение Мурены, снятое под водой - она смотрела в объектив вашей камеры с расстояния в полсотни метров. Как вы это сделали?

-   Очень просто, - усмехнулась Арина, - упала за борт. Это было моё первое и единственное кораблекрушение.

-    Он напал на вас?

-   Нет. Я просто оказалась слишком близко, когда он нырнул. Поднятой им волной судно завалилось на бок, и я оказалась в воде - нос к носу с Муреной. Я только и успела, что щёлкнуть затвором, прежде чем Мурена пронеслась мимо и ударом хвоста вытолкнула меня на поверхность.

Арина посмотрела на часы, но как ни силилась, не могла понять, сколько же они показывают.

-    Простите, полковник, но мне нужно отлучиться на пару часов, если вы не против.

-   О. конечно! - Откликнулся полковник. - Да. скажите, а вы верите, что левиафаны могут растворяться в воде?

При этой фразе капитан Левинтон, кажется, впервые заинтересовался их разговором и внимательно посмотрел на Арину.

-   А вы действительно думаете, что существо длиной в полмили может просто исчезнуть? - Подняв брови, ответила Арина, и. застегнув куртку, вышла из дома.

Арина быстро поднималась по склону, стремясь уйти как можно дальше от дома. Её била крупная дрожь, а ноги всё время запинались обо что-то на каменистой тропинке. Ей было страшно. Как бы полковник Мартинсен не маскировался за своими шутками, ухмылками и напускным добродушием. Арина видела его взгляд: холодный, цепкий, расчётливый.

А ещё этот капитан, который всё время молчал, но так. словно он ВСЁ знает... Арина в очередной раз вздрогнула. У неё было странное ощущение - она точно знала, что впервые в жизни видит этого Левинтона. но не могла отделаться от мысли, что когда-то они были знакомы... Вред! Бред полнейший!

Арина, наконец, достигла вершины склона, и теперь начала спускаться к небольшому полукруглому заливчику. Из окон дома её теперь не было видно, и на сердце стало чуть-чуть легче.

Собственно, этот заливчик и называли Змеиной Бухтой. Закрытый с двух сторон, зажавшими его скалами, залив был тихим и неприметным на северном побережье. Большинство моряков о нём и не знали, потому что причал для кораблей и подлодок стоял за восточным отрогом скал, возле маяка. В самой Бухте было слишком мелко для громоздких военных машин. Тем более, что Бухту не зря прозвали «Змеиной». В её воде обитало полчище различных водоплавающих змей. Или существ, очень на них похожих...

Спустившись к самой воде. Арина села на один из огромных серых валунов, которыми был усеян весь каменистый берег. Она оглянулась вокруг и невольно схватилась за сердце, откликнувшееся на её тоску глухой ноющей болью. Она любила это место больше всего на свете, и теперь ему угрожала страшная опасность. Конечно, было глупо приходить сюда сейчас, когда в её доме сидело двое военных, но она ничего не могла с собой поделать. Она должна была увидеть это место ещё раз, до отплытия.

Для постороннего человека в Бухте не было ничего примечательного, только нагромождение камней под свинцовыми тучами. Если бы здесь вдруг оказался полковник Мартинсен - Арина содрогнулась от этой мысли - он бы не увидел ничего, кроме вездесущего серого цвета, не различил бы ни одного оттенка омываемых водой камней: терракотового, бирюзового, индиго, малахитового. Ей вспомнились те редкие минуты, когда тучи над Бухтой расходились, и выглядывало солнце, побережье тогда переливалось десятками цветов, словно усыпанное разноцветными стёклышками калейдоскопа.

-    Вам плохо?

Арина вздрогнула и подскочила на ноги, за её спиной стоял капитан Левинтон.

-    Простите, я вас напугал. - Виновато улыбнулся военный.

-    Нет. я просто...

-    Вы кого-то здесь ждали?

Вопрос застал её врасплох и отдался болью в груди.

-    Нет...

-   Вам нравится это место? - Левинтон повернулся лицом к воде. — Оно прекрасно. И оно, и существа, что здесь обитают.

-    Д-да, это змеи, их... здесь много...

-    Вы хотели сказать - левиафаны. - Левинтон обернулся и посмотрел ей в глаза.

Если бы этот прямой взгляд не парализовал Арину, она бы, наверное, бросилась бежать куда глаза глядят, и скорее всего - прямо в море. Рвущийся откуда-то из нутра крик разрывал ей горло, но она не могла произнести ни звука.

-   Успокойтесь. - Левинтон подошёл к ней вплотную, и. взяв за руку, заглянул ей в глаза. - Я вырос здесь, и поэтому прекрасно знаю, кто обитает в этой Бухте. И если бы я хотел, я бы уже давно рассказал об этом полковнику или кому-то ещё...

-   Если они узнают, что здесь... - Арина не договорила, и обессиленно опустилась обратно па камень.

-   Они уничтожат всех детёнышей, я знаю. Но никто этого не узнает. - Левинтон присел возле неё. - Когда вы поняли, кто они? После того случая с Призраком?

-Да...

Это была тайна, которой не знал никто: ни её родители, ни Нико. ни редакторы. Не узнал этого и Матринсен...

Тогда, восемь лет назад, стоя на палубе в испуганной, подавившейся криком, толпе, она смотрела на левиафана, видя в нём совершенно иное существо. В это невозможно было поверить, но это было так, и, вернувшись домой, она первым делом отправилась в Змеиную Бухту. В детстве она часто приходила сюда и вместе со своими друзьями взбиралась на огромные валуны, прыгала по камням, наполовину ушедшим в воду, и смотрела, как у их подножья плавают десятки морских змей.

Она словно вновь ощутила ту смесь восторга и страха, что вызывало у неё когда-то это место. Все они знали жуткие истории о том, что змеи эти бросаются на каждого, оказавшегося в воде, оплетают его и. то ли топят, то ли душат свою жертву. Так что совершенно естественно, что каждый ребёнок в Бухте считал своим долгом хотя бы один раз взглянуть на этих змей. Арина же бывала здесь не раз и не два, ей нравилось наблюдать за ними, рассматривать их разноцветные тела, какие они все были разные. Да уж...

Но теперь она пришла сюда, чтобы подтвердить (или опровергнуть) свою безумную догадку. Забравшись, как когда-то в детстве, на огромный валун у самой кромки воды, и прыгая по камням, она ушла на пару десятков метров от берега. Остановившись, наконец, на большом плоском камне, поднимавшемся из воды всего на каких-то десять-пятнадцать сантиметров, она опустилась на колени и стала внимательно вглядываться в воду. И уже через пару минут увидела то. что искала, в воде мелькнуло серое тельце с драконовой мордочкой и странными, будто рваными, плавниками - левиафан Призрак, а Вернее его детёныш.

Ещё несколько недель она не знал, что делать с открывшейся ей тайной. Её с детства приучили думать, что левиафаны - чудовища, явившиеся едва ли не из самой преисподней. Но. с другой стороны, эти детёныши выглядели совершенно безобидными, а если она всё же расскажет о них. то их всех перебьют. И тогда она решила сама проверить, насколько опасны эти «змеи».

Она отправилась в Бухту рано утром, пока весь посёлок ещё спал, чтобы никто не видел, куда она ушла. Спустившись к самой воде, она разулась, оставив кроссовки на одном из камней, закатала гачи джинсов до колен, и осторожно зашла в воду. Внимательно смотря под ноги. Арина отошла метров на пятнадцать от берега и остановилась. Несколько десятков маленьких «змей» тут же начали виться у её ног. Они тёрлись о её щиколотки, словно котята. В голове у неё мелькнула совершенно безумная идея, и Арина не смогла от неё отказаться - она. очень осторожно, села прямо в воду. Теперь, сидя по пояс в воде, она с интересом наблюдала за маленькими левиафанами. Большинство из них просто сновали мимо туда и обратно, но часть - доверительно тёрлись о её ноги, живот и спину. Один - так и вовсе оккупировал её правую ногу, плотно прижавшись к голому телу. Очевидно было, что их просто привлекло тепло, но вода была холодной, и её тело очень быстро остыло, а потом и замёрзло, и почти все левиафаны потеряли к ней интерес. Возле неё остался всего один детёныш, тот самый, что прижался к её ноге. Не зная, как аккуратно снять его с ноги, Арина протянула руку и осторожно коснулась гладкого чёрного тела. Детёныш, до этого беспрерывно смотревший по сторонам, тут же повернул к ней головку, и посмотрел ей в лицо своими удивительными - жёлтыми в оранжевую крапинку - глазами. Он поднырнул под её замёрзшую в воде руку, и она неуверенно погладила змеёныша, скользнувшего вверх по ноге и прижавшегося к её животу.

- Прости, малыш, но мне надо уходить. - Виновато произнесла она, но левиафан словно понял её. Он тут же отплыл в сторону, чтобы Арина смогла подняться на занемевшие от холода ноги. Пока она шла обратно к берегу, детёныш следовал за ней. И даже когда она уже вышла из воды, он. подражая сухопутным змеям, прополз несколько метров по каменистому берегу, и. подняв, на сколько мог, свою маленькую головку, наблюдал, как Арина надевает кроссовки и уходит от берега. I (осле чего он вернулся в воду, но продолжал смотреть на берег, пока Арина не поднялась на вершину холма, за которым находился посёлок.

Весь последующий день её не давал покоя образ маленького левиафана, выползшего из воды на берег. У неё было такое чувство, словно она предала его. и не выдержав этого, на следующее утро снова отправилась в Бухту.

Как только она подошла к берегу над водой показалась чёрная змеиная головка. Неужели он так и провёл эти сутки - у самой береговой линии? Стоило ей зайти в воду, как он поплыл ей на встречу.

Она провела почти два часа, сидя на мелководье и наблюдая за маленьким чёрным левиафаном. Он то прижимался к ней. то начинал плавать вокруг, и всё время лез под руку, чтобы она его погладила. Арина смотрела на него и не могла не улыбаться. Ещё ни одно существо на свете не вызывало у неё столько нежности!

...Арина приходила в Бухту почти каждый день и проводила там по несколько часов. Маленький левиафан быстро вырос, превратившись из полуметровой змейки в. пока ещё. пятиметрового левиафана. Теперь, приходя на берег. Арина ложилась на бок у самой кромки воды, и змей тут же выползал на мелководье, чтобы лечь рядом с ней. Прижавшись к её телу, он клал голову ей на руку и блаженно закрывал глаза, когда она его обнимала. За каких-то несколько месяцев он стал для неё самым дорогим существом на свете, и единственно, как она могла это показать - это обнять его покрепче.

Однако он продолжал расти и больше не мог находиться на мелководье, ему пришлось уйти на большую глубину у самого выхода из Бухты, и Арине вскоре пришлось пробираться по прибрежным скалам, чтобы увидеть его. У них был камень, на котором они встречались. Арина приходила туда, садилась и ждала, когда левиафан покажется из воды. Появившись, он каждый раз обвивался вокруг неё плотными кольцами и опускал голову ей на плечо.

Но любая добрая сказка рано или поздно заканчивается - хорошо или не очень... В глубине уши Арина понимала, что рано или поздно это произойдёт, но каждый день надеялась, что у неё - у них - ещё есть время...

То утро она запомнила на всю оставшуюся жизнь. Оно было холодным и пасмурным, впрочем, как всегда в это время года. Порывистый ветер то и дело бросал в лицо пригоршни дождевой воды напополам с морскими брызгами, и Арина несколько раз едва не упала в воду, пока пробиралась к заветному камню.

Обычно Леви прятался под водой и выныривал только у самого камня, но в этот раз он показался над водой в паре сотен метров от скалистого берега, словно проверял, на месте ли она.

11одплыв поближе, он остановился в паре метров от неё и внимательно посмотрел ей в глаза. Что- то сжалось в груди у Арины, и она поднялась на ноги, глядя в такие родные жёлтые глаза.

Левиафан виновато опустил голову, посмотрел куда-то в открытое море, а затем снова повернулся к Арине. Сердце её отозвалось невыносимой болью. она поняла, что он хотел сказать.

-    Тебе пора уходить в море?

Левиафан кивнул. Арина зажмурила глаза, чтобы хоть как-то сдержать слёзы, а открыв их. заставила себя улыбнуться и протянуть к нему руки.

-    Иди сюда...

Левиафан подплыл вплотную к камню, и Арина обхватила его за шею. Леви так вырос, что её руки не сходились на могучей шее. Он уже не мог, как раньше, обвиться вокруг неё, чтобы при этом не навредить ей. а потому лишь застыл, подавшись вперёд. Её руки дрожали, а на лице горячие слёзы мешались с ледяными брызгами морской воды - солёное с солёным. Сердце отсчитывало секунду за секундой своими болезненными толчками, каждый раз разбиваясь о рёбра. Как бы ей хотелось, чтобы оно остановилось. Чтобы всё в мире остановилось, а они так и остались вдвоём на этом месте, пока ещё вдвоём. Но время шло, и Арина с трудом разомкнула плохо слушавшиеся руки.

-    Я буду скучать. Плыви... - Сказала она ему шёпотом и. отступив назад, опустила голову.

Она не могла смотреть, как он уплывает, и знала, что он не сможет уплыть, если увидит, что

она на него смотрит. Лишь спустя несколько минут, самых страшных и длинных в её жизни. Арина осмелилась поднять голову, и успела увидеть, как далеко-далеко в море мелькнуло и исчезло гибкое чёрное тело...

...Арина даже не заметила, как снова встала с камня, на который её усадил Левинтон. и подошла к самой кромке воды. Сколько раз она приходила сюда после того дня? Тысячу, две. пять? Или все десять? Она стояла на берегу часами, и иногда ей казалось (наверняка, просто казалось), что где-то далеко в море в волнах промелькнуло что-то чёрное. И сейчас, как никогда раньше, ей захотелось увидеть этот обманчивый проблеск черноты.

Стоявший рядом Левинтон внимательно наблюдал за ней, и когда её глаза наполнились слезами, не выдержал:

-    С вами точно всё в порядке? У вас такой вид. словно вы собираетесь утопиться.

-    Нет. что вы. - Откликнулась Арина, и. сморгнув слёзы, снова посмотрела на неспокойное

море.

-    Знаете. - капитан подошёл ближе. - а вы и вправду выглядите так. словно кого-то ждёте.

-   Однажды мне пришлось расстаться здесь со своим лучшим другом. Даже, пожалуй, больше, чем другом.

-    Наверное, эго был замечательный человек.

-    Да. но он... не совсем человек...

-    Я знаю.

Арина резко обернулась, чтобы спросить у Левинтона, что он имеет ввиду, но не успела, потому что тут же попала в его объятья. Она было дёрнулась в его руках, но он оказался невероятно силён. Арина подняла голову, чтобы увидеть его лицо и замерла, потому что глаза Левинтона больше не были карими. Они были ярко-жёлтыми в мелкую оранжевую крапинку. Эти глаза она ни с чем не могла спутать.

-     Леви...

Вместо ответа он наклонился и нежно поцеловал её в губы.

-   Я так по тебе скучал... - Он прижал ее голову к своей груди. - Если бы только знала, как я мечтал об этом все эти годы - наконец-то обнять тебя!

-   Этого не может быть... - Тихо проговорила Арина, и Левинтон (левиафан?) чуть-чуть отстранился, чтобы взглянуть ей в глаза. - КАК это может быть? Ты человек... но я знаю тебя.

Твой голос, твои объятья. Словно ты меня уже обнимал. То есть, так оно и было, но...

-   Тише-тише-тише. - Он остановил её сбивчивую речь ещё одним лёгким поцелуем, и у Арины, в очередной раз, сбилось дыхание. - Успокойся. Я понимаю, что в обличии двухсотметрового морского змея узнать меня было бы легче, но мне не хотелось лишний раз нервировать Мартинсена.

-     А он...

-     Нет. разумеется не знает.

-     Но как всё-таки...

-   Скажем так. - усмехнулся левиафан, - ты знаешь о нас далеко не всё. А это тот самый фокус, благодаря которому левиафаны иногда исчезают с радаров.

-     Вы просто превращаетесь в какое-нибудь морское животное...

-   Да, кто во что горазд. Но мне было принципиально научиться превращаться именно в человека. Я должен был тебя найти...

Полковник Мартинсен недовольно смотрел на хмурое небо и зябко кутался в плащ. Ну и погодка в этой Бухте! Скорей бы уже отсюда уплыть... Он ещё раз оглянулся на скалистый берег, высматривая Левинтона и Осевич. Сколько ещё он может ждать их на этом причале?

-   Полковник, - за его спиной возник старпом Левинтона, - мы готовы к отплытию, прошу вас подняться на борт.

-   Да. конечно. - Буркнул Мартинсен, чувствуя, как продрогли его ноги, но тут на вершине холма, за которым находился посёлок, показались две фигуры, и полковник всё-таки решил их дождаться.

Левинтон нёс огромный чемодан Арины Осевич. успевая при этом следить, чтобы и сама девушка нигде не споткнулась, и периодически подавал ей руку, чтобы она могла на неё опереться. Глядя на эту идиллическую картинку, полковник не удержался и усмехнулся. Он даже представить себе не мог. как Левинтон умудрился очаровать её всего за один вечер, но за последние двое суток он с Ариной практически не расставался. Впрочем, это было не его дело. Главное, что Осевич перестала нервничать и согласилась на эту экспедицию.

Капитан и его спутница наконец спустились к причалу, и Арина не без внутренней дрожи ступила на борт «Ариадны». Ей предстояло совершить почти невозможное - убедить полковника, что левиафаны не так страшны и ужасны, как он привык думать, что они так же умны и разумны.

И эта задача казалась бы ей совершенно невыполнимой, если бы рядом с ней не шёл левиафан, принявший человеческий облик, чтобы найти её, и чтобы, так же как она, попытаться донести до людей, что они вполне могут ужиться вместе в одном океане. Пока он рядом, она не сдастся, вместе у них всё получится...


Арахна. Русалочий жемчуг

В наших краях издавна ценился русалочий жемчуг, в который русалки влаживали магию своих голосов. В безлунные ночи жемчуг рождался чёрный, напоенный властью, в полнолуние- исцеляющий. Но сегодняшняя ночь была особенной. Это была Серебряная Ночь, когда луна ближе всего подходит к земле. В такое полнолуние жемчуг становится намного сильнее, сила его неизмерима, а способности не ограничены. Так что. нет ничего удивительного, что моя тётушка Агатерия - управительница Чёрного Замка - захотела получить такую жемчужину...

Мы с Арахной уже полтора часа пробирались через лес в сторону Чёрного Озера. Оно находилось почти на границе наших владений и Зачарованных Лесов, обиталища нимф и триад, к юго-востоку от Замка. Его точного месторасположения никто не знает, даже те, кто там уже бывал, потому что русалки опускают над Озером магическую Завесу, которая путает лесные тропы и мешает применять близ Озера магию. Поэтому единственным признаком того, что мы приближаемся к цели, были голоса поющих где-то русалок. Что, однако было слабым ориентиром, поскольку, когда они начинают колдовать, как сейчас, их голоса разносятся на насколько километров вокруг...

Арахна. из солидарности со мной передвигавшаяся по земле, остановилась на небольшой прогалине, поджидая, когда я продерусь сквозь густой подлесок. Восемь её глаз смотрели на меня с нескрываемым сочувствием. Должно быть, я действительно выглядела забавно. Всё-таки, не каждый день можно увидеть грязного, мокрого, взлохмаченного чёрного мага. Во что превратился мой костюм из чёрного шёлка и атласа мне даже думать не хотелось. А тут ещё этот дурацкий длинный плащ, который цепляется за всё подряд! Потянув его изо всех сил, я, наконец, выдернула плащ из кустов, потеряла равновесие и живописно упала на влажную холодную землю.

Что толку быть ведьмой, если ты даже с русалочьей Завесой справиться не можешь?

Конечно, можно было бы повыдёргивать все эти деревья с кустарниками. Вот только Озера мне тогда точно не видать, уж больно наши русалки щепетильны в отношении окружающей их флоры. Правда с людьми они так не церемонятся, и топят народ по чём зря. стоит только Страже Замка зазеваться.

Послышался свистящий смех Арахны. Ей-то хорошо - у неё лап восемь!

Да и вообще, что я здесь делаю? Я - Камелия Ферде. наследница престола Чёрного Замка. Быть может, я не самая одарённая по части магии, зато я весьма талантливый алхимик! Моё место - в лаборатории, за книгами, пробирками и манускриптами! Неужели нельзя было отправить за жемчугом Маркуса, в конце концов, он Капитан замковой Стражи. Правда, характер у него - не приведи Господь. и. добывая жемчуг, он. чего доброго, перебьёт половину русалок...

- Что я здесь делаю?!

Арахна тактично кашлянула, и я поняла, что последний вопрос я задала вслух. Я недовольно посмотрела на паучиху. Её восемь глаз говорили мне - ты сама всё знаешь! О да, я знаю. Ведь именно благодаря своей любви к алхимии, я и оказалась в рядах замковой Стражи...

...Мне тогда едва исполнилось двадцать лет. и я. уже зачарованная возможностями, что давала алхимия, с нетерпением ждала, когда же мне будет разрешено перейти от изучения многочисленных старинных фолиантов к непосредственной практике создания зелий. Обучением же моим занималась моя бабушка Мариата - древняя ведьма с невыносимым характером и очень своеобразным чувством юмора...

Как известно, все ведьмы, начинающие заниматься алхимией, страдают одним и тем же недугом - едва добравшись до котла и ингредиентов, они тут же начинают с этими ингредиентами экспериментировать, и. в отсутствие подопытных, испытывают результаты своих изысканий на себе. А учитывая отсутствие у них практических навыков, ничем хорошим это не заканчивается. Обычно, для того, чтобы отучить юную ведьму от тяги к этим опасным опытам, старшие ведьмы в нашей семье прибегают к одной своеобразной хитрости. Застав ученицу за созданием очередного неизвестного науке зелья, они, не подавая вида, отвлекают ведьму, и незаметно подменяют её собственное творение на настоящие зелье. Оставшись одна, юная ведьма, довольная тем, что ей удалось скрыть от окружающих свои «труды», смело выпивала якобы созданное ею зелье, и, чаще всего превращалась в какое-нибудь животное. Советник тётушки Игнациус до сих пор напоминает ей о том. как она три дня провела в облике ослицы, пока Мариата не сжалилась над ней, и не дала ей противоядия.


Об этой уловке знали все без исключения ведьмы в нашей семье. Все без исключения, они были уверены, что уж их-то никто не проведёт. И все без исключения купились на этот трюк! И я нс стала исключением из этого правила. Впрочем, для меня бабушка Мариата придумала кое-что похуже, чем превращение в парнокопытное. Нет, зная мою безумную тягу к алхимии, она решила, что этого будет недостаточно, и применила самое опасное и неуправляемое из всех существующих зелий - любовное.

Я до сих пор не могу понять, в какой момент она успела подменить моё зелье в тот день. Помнится, с утра она дала мне задание - приготовить несколько простых зелий, одним из которых должно было быть зелье левитации. По рецепту оно обязательно должно быть красного цвета. Поэтому, разобравшись со всеми остальными заданиями, я самозабвенно начала экспериментировать, следя лишь за тем. чтобы зелье получилось красным, дабы иметь возможность, в случае чего, просто сказать, что я ошиблась в рецептуре. Где-то на середине моего эксперимента в лабораторию и зашла бабушка Мариата в сопровождении Маркуса. Старая ведьма в мгновение ока поняла, что в моём котле варится что угодно, только не зелье левитации, и хитро прищурившись, сказала, что нужно испытать зелье - действительно ли оно поможет парить в воздухе, тем более, что у этого зелья такой состав, что из него при всём желании невозможно сотворить что-либо опасное. Деваться мне было некуда, и я. скрипя сердце, выпила ярко-красный отвар, а опуская чашу, встретилась взглядом с Маркусом... Сердце моё предательски пропустило удар, мне вдруг стало невыносимо жарко и душно. Но бабушка, словно не замечая моего состояния, отметила, что я, видимо, всё-таки где-то ошиблась, тут же переключилась на Маркуса, и удалилась вместе с ним из лаборатории.

Остатками своего туманящегося рассудка я поняла, ЧТО я выпила, и. пожалуй, в первый раз в жизни по-настоящему испугалась. Даже против правильного, приготовленного по всем классическим канонам, любовного зелья крайне сложно приготовить противоядие. Что уж говорить о случайно созданном составе с неизвестными побочными эффектами! В тот момент я поняла, почему это зелье считают самым опасным из всех туманящих рассудок снадобий. Я чувствовала, как оно отнимает мой разум и совершенно не могла ему сопротивляться...

Следующие несколько дней я помню очень плохо. Помню, что я устроила за Маркусом настоящую слежку, а когда поняла, что он не обращает на меня никакого внимания, сделала, пожалуй, самую большую глупость в своей жизни. Я упросила тётушку Агатерию позволить мне вступить в ряды замковой Стражи. На моё горе, в то время в замке гостила другая моя тётя - Сорда. ведьма-воительница, которая, видя мой благородный порыв стать воином, сделала всё возможное, чтобы Агатерия дала на это своё согласие. Когда же и этот безумный шаг был явно недооценён Маркусом, я решилась на самый безумный поступок - я решила сама сварить приворотное зелье и напоить им Капитана замковой Стражи. Крайне рискованное мероприятие, когда ты настолько не в себе!

На моё счастье, и на счастье Маркуса, ибо зелье у меня действительно получилось. Мариага вовремя заметила, что я пытаюсь ему что-то подлить, и, наконец, решила, что шутка с зельем затянулась. Выловив меня в коридоре, она вырвала из моих рук склянку с приворотным зельем и силой заставила выпить противоядие.

Пробуждение было внезапным и мучительным. Мне хотелось кричать и выть от того, что я натворила и могла ещё натворить. Было поздно признаваться, что я была не в себе, да и тётушка Агатерия из одной только вредности и желания преподать мне урок, не позволила бы мне пойти на попятную. Вот так. внезапно для самой себя, я. мечтавшая только о том. чтобы стать алхимиком, и проводить свои дни в замковых подземельях, колдуя исключительно над котлом с пробирками, вдруг оказалась в рядах потомственных боевых чёрных магов, в дико двойственном положении, ибо с одной стороны, я по-прежнему была наследницей престола Чёрного Замка, а с другой - попала под начало Маркусу, который до сих пор не может простить мне то, что я едва не опоила его любовным зельем...

Я по-прежнему лежала на земле и придавалась воспоминаниям, как вдруг почувствовала, что по щекам у меня катятся слёзы... Слёзы? У меня?! И от чего? От воспоминания о Маркусе! Что эго ещё за бред? Я с силой затрясла головой, пытаясь прогнать из головы излишне яркие образы воспоминаний. Прошла почти минута, прежде чем перед моими глазами снова проступил ночной лес, и я. наконец, поняла, что вырвало меня из этого забытья. Это была Арахна. которая, злобно шипя, трясла меня за плечи, чтобы я очнулась. Подняв голову, я тут же обнаружила причину своей внезапной ностальгии, на ближайшем дереве сидела фейра-лесной дух, уводящий людей своим пением в мир их же собственных воспоминаний, где они зачастую и остаются. Это из-за разносящегося по лесу пения русалок я не услышала песнь духа, и едва не уснула на веки!

-   Ах ты, мелкая нечисть! - Я бы испепелила её на месте, если б не русалочья Завеса, а потому, я лишь замахнулось на это мелкое, со стрекозиными крылышками, существо, заговорённым клинком. - Сколько времени из-за тебя потеряла! - Нам нужно было добраться до Озера до наступления рассвета, поскольку забрать жемчужину у русалок можно только в ту ночь, когда она родилась. С рассветом жемчужина станет собственностью русалок, и мне её уже не получить!

Я обратилась к паучихе:

-    Какие у тебя есть предложения?

Арахна щёлкнула жвалами и мотнула головой, показывая себе на спину. А это идея! Пока я убирала меч в ножны. Ари подросла до размеров небольшого пони. Присев она дала мне забраться к ней на спину. М-да. чёрт с ним. с седлом, но поводья тут просто необходимы. Но русалочья Завеса не позволяет произнести ни одного, даже самого простого заклинания так, чтобы этого не почувствовали русалки. Так что, всё. что я могла - покрепче обхватить туловище Арахны и молиться, что я не слечу с её спины и не останусь висеть где-то на дереве.

-    Давай! - Сказала я паучихе, пригнувшись как можно ниже и зажмурив глаза.

Чудовищный рывок возвестил меня о том, что Арахна подпрыгнула вверх и зависла в ветвях

деревьев. Я сделала судорожный вдох, и паучиха помчалась сквозь лес. Почти минуту меня со всех сторон хлестали ветви, и вдруг Ари остановилась. Нет, ну неужели нельзя предупредить? Естественно, я слетела с её спины и, пролетев добрых десять метров едва не угодила прямо в Чёрное Озеро. Я поднялась на ноги, выплёвывая изо рта мокрый песок пополам с водорослями. Видно Озеро выходило из берегов из-за недавних дождей, поскольку водоросли были повсюду и мой наряд благодаря облепившим меня зелёным листочкам, стал чёрно-зелёным. Пока я. тихо и злобно чертыхаясь, отлепляла от себя водоросли, к берегу подплыла русалка. Её чёрный хвост с огромным плавником и блестящими лакированными чешуйками странно смотрелся в золотисто­голубой светящейся воде. Это магия Луны заставила воду измениться, и теперь огромное Озеро, обычно оправдывавшее своё звание Чёрного, напоминало огромную глыбу лунного камня.

-    Приветствую тебя. Камелия! Что привело тебя в нашу скромную обитель?

Можно подумать, ей это не известно!

Я махнула рукой на водоросли, коих на мне было ещё великое множество, придала своему лицу вежливое выражение и учтиво поклонилась русалке:

-   Приветствую тебя, владычица Урсуна. Управительница Чёрного Замка Агатерия испрашивает твоего дозволения получить из Чёрного Озера жемчужину, родившуюся в эту Серебряную Ночь.

-   Жемчуг может взять всякий, сюда пришедший. - Елаза русалки кровожадно сузились. - Но он должен взять его сам. - И она взмахнула рукой, указывая куда-то на дно Озера.

Я едва не удушила эту водоплавающую бестию! (А ещё говорят, что для ведьмы я недостаточно кровожадна!) Я не стала уточнять у Урсуны. какова глубина в её Озере. Мне и без того было ясно, что расстояние это куда больше, чем может проплыть под водой обычный человек. Подойдя к кромке воды, я судорожно вздохнула и сняла плащ. Берега у Озера были обрывистые, и глубина, даже у самой кромки, достигала нескольких метров. Вода, из-за наполнившей её магии, стала такой прозрачной, что казалось, до дна не больше десяти метров. Как видно, многие из тех. кто хотел в своё время заполучить жемчужины, купились на эту иллюзию - на дне озера то там. то тут виднелись скелеты в блестящих позолоченных доспехах. И их фарфоровые косточки не предвещали мне ничего хорошего. 11ытаясь собраться с духом, я обернулась, чтобы посмотреть, где Арахна. Моя подруга спустилась с дерева, выбрала место посуше, подобрала лапки, и, подперев двумя передними голову, наблюдала за моими действиями. Я обречённо вздохнула и прыгнула в воду. Доплыв до середины Озера, я набрала в лёгкие побольше воздуху и нырнула.

Вода была холодной и прозрачной, но если бы моя одежда не намокла, я бы подумала, что нахожусь в невесомости. До дна и вправду было не так уж и глубоко, метров тридцать, не больше (для ведьмы - пара пустяков), но достичь его я так и не смогла. Выбившись из сил. я вынырнула на поверхность и еле смогла отдышаться. Я ныряла ещё пять или шесть раз. но результат был всё тот же - вода словно выталкивала моё тело на поверхность. Вокруг меня плавали русалки с синими и зелёными перламутровыми хвостами, у них проблем с передвижением почему-то не было.

Время шло, а я никак не могла восстановить дыхание и успокоить рваный ритм сердцебиения. Когда у меня от холодной воды начали неметь руки и ноги, Арахна вдруг встала и подошла к берегу. У неё, как видно, кончилось терпение, и она решила взять дело в свои лапы. Ари осторожно занесла переднюю лапу над водой и. аккуратно коснувшись светящейся поверхности, задумалась на пару минут.

Я терпеливо ждала, что она решит. Строго говоря. Арахна была не совсем пауком. Она была аниморфом - духом, способным принимать любую форму. В изначальном своём виде аниморфы больше похожи на призраков, но. если им удаётся вселиться в живое существо, они получают способность изменять своё тело. Ари когда-то вселилась в паучье яйцо, и если бы не она. из него никогда не вылупился бы паучок. И. не смотря на то. что она может обернуться любым представителем фауны, она предпочитает оставаться в паучьем обличье...

Наконец Арахна приняла какое-то решение и резко подпрыгнула. В прыжке тело её размылось, и воду разрезала большая чёрная рыба около метра в длину с чешуйками, отливающими перламутром. Она сделала несколько кругов вокруг меня, словно проверяя плотность воды, и подплыла ко мне. Я схватилась за её спинной плавник, и мы нырнули вместе. Арахна стремительно тянула меня вниз, но воздуха всё равно еле хватило, чтобы добраться до дна Озера. Впрочем, самого дна я почти не видела из-за ослепительного жёлто-голубого сияния, исходившего от жемчужины. Как только я схватила жемчужину, Арахна развернулась и потянула меня к поверхности, но моё сознание уже начало меркнуть и плавник Ари выскользнул из моей руки. Последнее, что я запомнила - это смех, жуткий потусторонний смех и чьи-то схватившие меня руки.

Впрочем, сознание вернулось ко мне почти сразу, как только меня вытянули на поверхность.

Я непонимающе оглянулась на русалок, державших меня за руки. Гак вот кто бросился меня спасать с таким диким хохотом. Вокруг нас нарезала круги Арахна. и по её резким нервным движениям я поняла, что моя подруга где-то на грани помешательства. Русалки, всё ещё хохоча, помогли мне добраться до берега, и. почувствовав под ногами долгожданную твердь, я села прямо на мокрый песок. Но не успела я отдышаться, как в грудь мне прилетел мохнатый восьмилапый клубочек нервов. Арахна. снова в паучьем обличье, размером с небольшую кошку, повалила меня на землю и судорожно обхватила лапками.

-   Всё в порядке, Ари! - Погладила я по голове паучиху. на что она ответила ещё более сильными объятьями, и я поморщилась от боли. - Ари! У тебя очень сильные лапы!

Я снова села, даже не пытаясь согнать Арахну, она будет сидеть у меня на груди, пока не успокоится. Из воды снова показалась Урсуна. Озеро, после того, как я схватила жемчужину, приобрело мягкий сапфировый цвет, и черты лица русалки в его свете необъяснимо смягчились:

-    11адеюсь. ты не думала, что мы дадим тебе утонуть? - Уточнила русалка.

-    Нет, что вы! - Заверила я её.

-   Жемчуг - дар воды, и только обитатель воды может взять его беспрепятственно. Но об этом, как ты понимаешь, ты должна молчать.

-   Разумеется! - Отозвалась я. Вот ведь хитроумные бестии! Чтобы взять жемчуг нужно быть обитателем воды, но чтобы жемчужина служила именно моей семье, взять её со дна Озера должна была именно я. Конечно, знай я это заранее, я бы просто пришла сюда с соответствующим зельем, а так... М-да. хорошо, что со мной была Арахна!

-   Жемчужина твоя но праву. Камелия Ферде. только передай Агатерии. чтобы в следующий раз она пришла сюда сама.

Я представила себе лицо тётушки, если я передам ей слова Урсуны. и усмехнулась. Русалки тем временем, снова начали петь, и их тела в сапфировой воде напоминали очертания фантастических рыбок. Я посмотрела на небо, луна уже зашла. Близился рассвет. Нет уж, пока не взойдёт солнце, я никуда не пойду. Я снова легла на песок, обняла Арахну и заснула под тихое пение русалок.


Арахна. Царь Змей

Часть 1. Немножко розового цвета

Знаете, как это нудно - сидеть в засаде? В лесу. Ночью. В дождь. Мы с Арахной сидели на дереве уже третьи сутки подряд. И это было тем более нудно, потому что сидеть нам приходилось в абсолютном одиночестве, поскольку три дня назад я умудрилась поссориться с капитаном замковой стражи...

Тем хмурым дождливым утром я была в своей подземной лаборатории и самозабвенно изучала труды по алхимии. На большом каменном столе, в окружении многочисленных разнокалиберных склянок и бутылок, наполненных жидкостями самых причудливых оттенков, лежал старинный фолиант, написанный моей прабабкой. Вдоль стен тянулись полки и шкафы, сплошь заставленные книгами. На углу стола медленно кипело незавершённое мною зелье в маленьком чугунном котелке. В противоположной от входа стене горел камин, нарочно поднятый над полом на целый метр, поскольку замковые подземелья всё время затопляло. Что, собственно говоря, в тот момент и происходило. Из-за дождей, ливших уже неделю подряд, через маленькие прямоугольные оконца под самым потолком в лабораторию беспрерывно лилась вода. Она стекала по стенам между полками и шкафами и затапливала всю комнату. Периодически, когда вода достигала моих щиколоток, я взмахом руки сметала её в сторону выхода, и она. перекатываясь через высокий порог, стекала в расположенные ещё ниже темницы. Они и так уже были на половину затоплены, и ими никто не пользовался. А поскольку я далеко не всегда рассчитывала силу взмаха и зачастую подымала целое цунами. Арахна. которая всегда с интересом следит за моими опытами, предусмотрительно расположилась на потолке подальше от входа.

В конечном счёте, причиной произошедшего была моя же поглощённость любимым делом, и тот факт, что я стояла спиной к входу, помноженные на умение летать одного раздражительного чёрного мага.

Маркус - капитан замковой стражи - только что вернулся из дозора, основательно промокший, злой, уставший и замёрзший. Он только и успел, что переодеться в сухую одежду, как советник Игнациус послал его за мной. Маркусу до такой степени осточертела дождевая вода, что спустившись до лаборатории, он использовал заклинание левитации, и неслышно вошёл по воздуху в комнату. Остановившись где-то за моей спиной, он терпеливо ждал, когда я замечу его присутствие. Но, где-то посередине безумно длинной алхимической формулы, написанной витиеватым подчерком прабабушки Лицессии. я переступила с ноги на ногу и отметила краем сознания, что вода снова натекла выше щиколоток. Арахна изо всех сил замахала мне передними лапами, но я, увлечённая книгой, взмахнула рукой...

О том, какую чудовищную ошибку я совершила, меня возвестил нечеловеческий рык, донёсшийся от двери. Резко обернувшись, я увидела мокрого с головы до hoi Маркуса, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Медленно приближаясь ко мне. он еле сдерживал рвущиеся на волю проклятья, пальцы его рук свело судорогой, словно в душе он уже душил меня ими за горло, а в высоких чёрных сапогах при каждом шаге громко хлюпала вода. Этот нелепый звук громким эхом разносился по всему подземелью. Бежать мне от него было некуда, ну не нырять же в темницы!

От Маркуса мертвенным холодом расходились волны магии. Свечи в больших канделябрах, свисающих с потолка, потухли, пламя в камине погасло.

-    Привет! - Я выдавила из себя корявую улыбку, но напряжение в комнате только усилилось.

Как назло на краю стола в четырёхгранной колбе стояло заговорённое розовое масло,

представлявшее собой жидкость ядовито-розового цвета. Маркус сделал ещё один шаг в мою сторону, и несколько склянок на краю стола взорвались, а среди них и эта проклятая колба с маслом. Дело в том, что после заговора это вещество приобретает одно пренеприятное свойство - оно окрашивает всё, к чему прикасается, в розовый цвет. Нет. я-то отпрыгнуть успела, а вот Маркус... Я не знаю, есть ли где-нибудь на свете чёрные маги, любящие розовый цвет, но Маркус в их число явно не входил. Он закрыл глаза, глубоко вдохнул воздух, наполнившийся ароматом роз. и. не открывая глаз, сказал:

-    Тебя искал Игнациус. У Управительницы Агатерии есть к тебе какое-то поручение.

11осле этого он резко развернулся на каблуках и стремительно вышел из лаборатории, захлопнув за собой дверь, от чего с потолка упал один из потухших канделябров.


Ещё несколько минут я стояла посреди битого стекла и пыталась прийти в себя. Нужно было идти к Игнациусу, а я всё никак не могла сдвинуться с места. Из оцепенения меня вывела Арахна. деликатно переступавшая лапками по потолку.

-   Пошли. - Кивнула я ей. - Нужно узнать, что опять взбрело в голову моей тётушке. Надеюсь только, что ей не понадобилась ещё одна жемчужина из Чёрного Озера!..

Как оказалось, жемчужина ей действительно была не нужна. Это стало ясно, как только я зашла в тронную залу, и посмотрела на свою величественную родственницу. Моя тётушка Агатерия, четырёхсотлетняя ведьма, прекрасно владела собой. По крайней мере, она так думала. Впрочем, она действительно могла изображать и контролировать любые эмоции, кроме страха...

Её утончённое молодое лицо превратилось в подобие мраморной маски, а напряжённые руки, вцепившиеся в подлокотники трона, крошили украшавших их грифонов в каменную крошку.

Нет, дело действительно было не в жемчуге, а в том. что возле Замка появилась, так сказать, новая живность. В наших лесах появился василиск, именуемый так же Царём Змей.

М-да, уж лучше достать из Чёрного Озера десяток жемчужин, чем связываться с этой тварью. Огромный размер, изощрённый ум, ядовитые клыки и смертоносный взгляд - вот чудесный джентельменский набор этого существа. Впрочем, всё это относится к взрослым особям, у нас же, скорее всего, ползает какая-нибудь пятиметровая змейка, пугающая по лесу зайцев и белок.

Выслушав свой приговор - немедленно отправиться в лес и уничтожить смертоносное существо, водворившееся на наши земли — я развернулась, и мы с Арахной обречённо вышли из тронной залы.

-   Наконец-то! - Раздалось у меня прямо над ухом, и Арахна от неожиданности подпрыгнула на целый метр. - Я думал, Агата никогда не закончит говорить!

Это был Игнациус. советник моей тётушки. Он называл её Агатой, поскольку был на двести лет её старше. Длинные платиновые волосы и очень светлые, бледно-зелёные, словно светящиеся, глаза этого вампира странно диссонировали с длинной мантией из чёрного бархата. Он поправил очки в прямоугольной оправе на своём носу, и окинул меня оценивающим взглядом:

-   Судя по тому, что ты находишься где-то между шоком и истерикой, Агата в красках описала тебе возникшую у нас проблему? - Я неопределённо кивнула. - Поверь, я не хотел тебе этого говорить, но... Прошу тебя, разберись с этим как можно скорее. Ты же знаешь, твоя тётушка панически боится змей любого размера, вне зависимости от их потенциальной опасности. А страх - это единственное, чем она абсолютно не умеет управлять, и пока ты не отловишь эту рептилию, к ней не вернётся способность адекватно себя вести и рационально мыслить. - Посмотрев на моё перекошенное от радости лицо, он тут же добавил. - Нет, конечно же, тебя никто не просит делать это в одиночку! Попроси помощи у Маркуса, он будет только рад - его Дозорные уже неделю гоняются за этой зверюгой.

С этими словами он удалился в сторону своей астрономической башни, а мы с Арахной отправились в мою комнату за одеждой и оружием. Пока я надевала лёгкую кожаную броню и подбирала оружие, Ари при помощи ремешков закрепляла на лапах серебряные когти. Выбрав, наконец, подходящий случаю заговорённый клинок, я помогла Арахне надеть её броню червлёного металла, состоящую из подвижно соединённых пластинок. Закончив с переодеванием, мы вышли в коридор, закованные в серебро когти Арахны звонко стучали по каменному полу.

Я развернулась было в сторону лестницы, но Арахна зацепила когтём мой плащ и дёрнула меня назад, после чего указала лапой в противоположный конец коридора, где были комнаты Маркуса. Я болезненно поморщилась, представляя себе беседу с начальником замковой стражи, и предприняла ещё одну попытку уйти, но запуталась в паутине, возникшей вдруг посреди коридора.

-   Арахна! - Яростно крикнула я, но паучиха лишь невозмутимо указала мне лапой в конец коридора.

-   Хорошо! - Сдалась я. и Арахна сняла заклятье паутины. - Совесть ходячая. Не тебе же перед ним извиняться!

Она почётным эскортом довела меня до последней в коридоре двери и. видя, что я совершенно не горю желанием туда входить, протянула лапу и постучала в дверь серебряным когтём. За дверью раздались приглушённые ругательства и быстрые чеканные шаги, а Арахна (хитрая бестия!) гут же отвернулась и сделала вид, что её безумно интересует вид дождевой воды, беспрерывно текущей по оконному стеклу. Дверь открылась, и на пороге возник Маркус, по- прежнему окутанный ароматом роз.

-    Здравствуй ещё раз! - Я попыталась улыбнуться, но это у меня плохо получилось.

- Агагерия просила меня разобраться с василиском... - Продолжила я, не дождавшись от него никакой ответной реакции, но он упорно не желал со мной разговаривать, и я не выдержала. - Перестань! Неужели ты до сих пор злишься?! Это ведь была простая случайность. Ну, подумаешь, облило тебя розовым цветом... - Я хотела добавить «не велика беда», но Маркус буквально убил меня взглядом, и слова застряли у меня в горле. Задним умом я вспомнила, что розовое масло залило не что-нибудь, а парадный мундир потомственного боевого мага и Капитана замковой стражи, надетый по случаю того, что с утра он был на приёме у Агатерии и Игнациуса (ведь это они отправили его за мной).

Я с содроганием ждала расправы, но Маркус по-прежнему молчал. Почти минуту он холодно смотрел мне в глаза, после чего отступил назад и захлопнул перед моим носом дверь...

И вот, вследствие этого нелепого недоразумения мы с Арахной и сидели третьи сутки в засаде в своём гордом одиночестве - злые и промокшие.

И временами мне казалось, что в этом непрерывном ливне единственными обитателями леса остались мы трое - я, Арахна и василиск, которого мы искали. И чем больше проходило времени, тем больше у меня возникало сомнений относительно того, кто из нас и на кого охотился...


Демоны

Гл. 1. Снова амнезия

Сай очнулась. Точнее, включилось сознание, а тело ещё как-будто спало. Даже глаза не хотели открываться. Через какое-то время телу вернулась чувствительность, и Сай тут же захотелось, чтобы она снова куда-нибудь пропала. Болело и ныло всё тело.

«Словно катком проехались!» - возникло у неё в голове.

Нехотя, с трудом открыв глаза, она. бессмысленным взглядом, уткнулась в. почему-то, красный потолок.

Медленно сгибая и разгибая, чтобы полностью вернуть чувствительность и унять дрожь, пальцы рук, она нащупала какую-то шерсть, будто лежала на огромной шкуре.

«Странно... Странная комната... какая-то... красная...»

Её мысли текли очень медленно, словно заторможено. Она никак не могла понять, что же произошло?

Комната же, в которой она очнулась, действительно была «красной». То есть, все предметы в ней были разных оттенков красного и бордового, а довершал эффект «кровавый» свет, лившийся из накрытой алым абажуром настольной лампы. Благодаря специфическому освещению все предметы в комнате - кровать, шкаф, прикроватная тумбочка, зеркало - выглядели как-то зловеще.

Вдруг, словно сознание наконец-то включилось, Сай поняла, что не знает, где она и как она сюда попала. На неё навалилось ужасающей глыбой сознание, что с ней случилось то. чего она так боялась последние десять лет - у неё снова провал в памяти!

Ей тогда было девять лет. Она была обычным жизнерадостным ребёнком. Гуляла, играла, ходила в школу. С лица практически не сходила улыбка. Но гак было только до того страшного дня - шестого июня девяносто седьмого года.

В тот день Сай гуляла в парке. Близился вечер. Уже начинался закат. Из-за сильной загазованности городского воздуха всё вокруг было залито ярко красным светом. Она уже очень устала и присела на скамейку.

Только сидя неподвижно на скамье, она поняла, какой гомон стоит вокруг: чириканье птиц, шум ветра в траве и ветках деревьев, крики детей. Видимо от всего этого шума в какой-то миг в голове у Сай всё смешалось в одно большое багровое пятно. Она закрыла глаза. Ещё несколько секунд в её ушах стоял уличный шум, но. затем, всё стихло. Она открыла глаза и увидела, ч то стоит посреди жуткого сквера. И сейчас уже ночь.

Насмерть перепуганная, она ещё час бродила по улицам, зовя родителей и давясь слезами, пока не увидела, наконец, знакомые дома. Как оказалось, её не было дома десять дней.

С тех пор она стала другой. Замкнулась в себе, молчала, редко улыбалась. Но самое главное - она боялась. Сай очень боялась, что это может повториться. Каждое утро, ещё лёжа в постели, она всякий раз. как заклинание, повторяла своё имя и адрес.

Конечно, за десять лет страх притупился, а повторение своего имени превратилось в привычку. Но вот, всё началось снова...

Скрип открываемой двери вернул оцепеневший разум Сай к действительности. В дверях стоял незнакомый высокий мужчина. От одного взгляда на него Сай стало не по себе. В ней начал подниматься необъяснимый животный страх, хотя ничего откровенно отталкивающего в нём не было. Разве что, холодные жестокие чёрные глаза, смотрящие из-под густых бровей. Они застилали своей жестокостью и достаточно мягкие черты лица, и спадающие на плечи лёгкими волнами тёмные волосы. Следующее, что она заметила - это его рост - почти два метра. Становилось странно, как он вообще проходит в дверной проём. И последнее, хотя это следовало бы заметить в первую очередь, в глаза бросилось его телосложение. С таким лучше не спорить - убьёт голыми руками.

«И не холодно ему без рубашки!?» - кажется, от страха мозг начал нести какую-то околесицу.

- Очнулась? - Мужчина криво усмехнулся и сделал шаг вперёд.

Страх, который уже было угас в Сай воспрял вновь, лишив её возможности здраво рассуждать. Как безумная, она спрыгнула с кровати, оттолкнула незнакомца, выскочила в дверь и побежала по коридору. Как ни странно, её никто не приследовал.

Гл. 2. Демон

Страх гнал её всё дальше и дальше, но длинные белые коридоры и не думали кончаться.

«Да что же это такое?»

Через некоторое время она сбавила шаг. Сай никогда не жаловалась на свою физическую подготовку, но тут она устала как-то уж очень быстро - видимо слишком долго лежала без движения. К тому же, коридорам этим действительно не было конца. Чуть расслабившиеся мышцы налились свинцом и снова начали ныть. Но Сай это уже не замечала. Всё её внимание приковал коридор.

Всё вокруг: мигающие лампы на потолке, их рассеянный свет, выкрашенные в белый цвет пустые коридоры, безлико-серая плитка пола - всё необъяснимо напоминало Сай больницу.

Идти становилось всё труднее, словно сам воздух вдруг загустел. И именно тогда, когда Сай решила остановиться и передохнуть, пройдя очередной поворот, она увидела, что стоит в начале невероятно длинного коридора, на противоположном конце которого двойные двери. Двери на улицу! Она уже хотела броситься к ним со всех ног, но тут её отвлёк тихий стон, донёсшийся из-за двери слева от неё. Несколько секунд Сай колебалась, но потом любопытство всё- гаки пересилило разум.

Комната, в которую она зашла, ещё больше напомнила ей о больнице. При свете одной единственной мигающей лампочки Сай разглядела три или четыре койки. Столы с пробирками и какими-то медицинскими инструментами. В воздухе этой странной «палаты» словно что-то витало. Обречённость. Казалось, это чувство вот-вот материализуется прямо из воздуха. Сай поёжилась. Она пробыла в этой комнате всего несколько секунд, а уже почувствовала какой-то безотчётный страх смерти. Да, именно смерти. Это было то чувство, что испытываешь, зайдя в комнату, где умирает или недавно умер человек. Словно чей-то дух до сих пор витает в воздухе.

«Ни за что бы не подумала, что человек может за столь короткое время столько раз испугаться!»

-А-а-а... - Слабый стон донёсся от койки в дальнем углу комнаты.

Только сейчас Сай заметила, что там лежит человек. И тут же пришло сознание, что чувства её не обманули - этот человек умирал.

Осторожно, пытаясь не потревожить лежавшего случайным громким звуком, Сай подошла к нему вплотную.

«Чем же он болен?» - С ужасом подумала она. глядя на человека, словно выжатого и высушенного до того, что от него осталось не многим больше скелета.

-Что ты здесь делаешь, ангелочек? - прошептал человек.

-     Что?-Сай склонилась над ним.

Старик прищурился при слабом свете.

-    Прости старика. - Сказал он. - Я обознался. Принял тебя за свою внучку. Но. что же ты всё- таки здесь делаешь? Ты не похожа на здешних.

-     Я хотела выбраться отсюда...

-   Это нелегко. Хотя... Коридор прямой. Дверей там больше нет. Быть может тебе и удастся пробиться...

-     Что с вами?

-   Со мной? Я расплачиваюсь за свои грехи. Зло ведь всегда остаётся с человеком. Вот через него они и выкачивают из меня жизнь.

Сай почти не слушала старика. Она смотрела на прикроватную тумбочку. На ней в тарелке лежало что-то вроде тёмно-оранжевого желе причудливой формы.

-     Что это? - Сай указала на тарелку.

-     Это? Это их еда. Но тебе её лучше не трогать.

-   Почему? - В ней поднялся звериный голод. Ещё минуту, наверное, она смотрела на «еду» невидящими глазами, а затем, словно по наитию, схватила кусок и затолкала в рот.

-     Прощай... - Почему-то сказал старик, но Сай уже ничего не видела и не слышала.

В ней подняло голову что-то жуткое... Нечеловеческое... Единственное, что теперь могла осознавать Сай - это невероятной силы ярость и желание разрушать и убивать! Вся она словно превратилась в комок когтей и клыков, жаждущих крови.

Этому новому существу было тесно в маленькой комнате, и поэтому оно вырвалось в коридор.

«Двери! Двери! Они не смеют держать меня взаперти!»

Она с невозможной, казалось бы. скоростью ринулась к дверям. Но тут, именно тут на её пути встал человек. Молодой парень, на вид ему было не больше двадцати пяти, бросился ей на встречу.

«Остановить?! Меня?!» - Яростно вскричало что-то внутри Сай.

Она даже ничего не сделала - просто толкнула парня в сторону. Он отлетел к стене и, потеряв сознание, сполз на пол. Однако Сай не было суждено в тот день выбраться из этого здания - в коридор вышла женщина. Она не побежала на встречу, а осталась на месте. И вот, когда Сай уже собиралась отбросить её так же, как и первого - та предупредила атаку и одним движением бросила Сай в дверь справа от себя. От удара Сай потеряла сознание, и чудовище в ней уснуло.

Гл. 3 Мы тоже люди

Её сознание то включалось, то вновь гасло.

«Господи! Пожалуйста! Можно, всё эго останется страшным сном! Пусть не будет ничего!

Ни «красной комнаты». Ни коридоров. Ни того старика. Ни той гадости, что я съела. Пусть ничего этого не будет!»

Наконец, её мозг включился окончательно. Сай медленно, нехотя, открыла глаза и зарычала от безысходности. Этот побеленный потолок, эти мигающие лампы, эти белые стены. Как бы она хотела, чтобы они стали просто ночным кошмаром. Но они были реальны. А значит и всё, что с ней произошло, тоже было реальностью.

-     Нет! - Донёсся за дверью чей-то вскрик. - Ты что, хочешь моей смерти, Крайнар?!

-   С чего ты взял, Каим? - Откликнулся жутковатый холодный голос, показавшийся Сай смутно знакомым.

-   По силе я уступаю только тебе и своей матери, а она отшвырнула меня, как беспомощного котёнка!

-     Эго была не она, а Стайла. Сама она на это не споеобна, пока не признает свою сущность.

-   Но риск всё же остаётся. - Вмешался третий, на этот раз женский, голос. - Откуда ты знаешь, что она не бросится на Кайма, когда Стайла в ней возьмёт верх?

-   Я знаю Стайлу куда лучше вас. Она никогда не убивает просто так. Так что. рискадля твоего сына. Мора, нет никакого. Вопрос закрыт. - Последние слова были произнесены с таким холодом в голосе, что озноб пробил даже Сай.

Видимо, «вопрос» действительно был закрыт. Больше из коридора не донеслось ни единого слова, только звуки удаляющихся шагов. Однако Сай никак не отпускал холод, и вскоре она поняла, что её снова затягивает в сон, как в холодный чёрный омут.

Спустя некоторое время Сай почувствовала весьма странное ощущение. Словно её разум проснулся, сформировался в какой-то сгусток из мыслей и ощущений и, покинув тело, умчался в мир неясных силуэтов и теней, который был чем-то средним между сном и параллельной реальностью.

Впереди, там, куда она летела, что-то было. Нет. Кто-то...

Наконец, багрово-чёрный туман рассеялся, и Сай оказалась перед огромным зеркалом, вот только в нём отражалось всё, кроме неё.

«Что?» - Она оглянулась. Красная песчаная пустошь и чёрные высохшие деревья были и по ту и по эту сторону зеркальной глади. - «А где же я?»

-   Что-то потеряла? - Из зеркала донёсся холодный насмешливый голос. В нём появилось отражение. Вот только она сама была в том. в чём уснула - в брюках и белой рубашке, а её отражение - в чёрном балахоне. - Наслаждайся, пока можешь. Если ты уже в Доме Демонов, значит осталось тебе немного. Скоро твоё тело будет принадлежать мне. Ну а теперь - просыпайся.

Кроваво-чёрный туман бросился ей в лицо и Сай очнулась.

Как наступило утро, она не помнила. Вею ночь Сай провела между сном и явью. Просто в какой-то миг она открыла глаза и поняла, что за окном уже светло. Лежать уже не было сил, поэтому она села в кровати и, наконец, осмотрела комнату, в которой оказалась.

Если первая комната, в которой она здесь оказалась, была «красной», то эта - то эта была «белой». Кровать, зеркало напротив, шкаф в углу, журнальный столик, диванчик - всё было сочитанием белого и стального.

Сай встала и подошла к окну.

-     Чудно! - Вырвалось у неё. За окном был сосновый бор.

-     Ладно, посмотрим, как отсюда можно выбраться. - Сказала она себе.

11ытаться открыть окно она не стала, поскольку это было невозможно - оно не имело ни ручек, ни щеколд. Вместо этого она подошла к двери. Как это ни странно, она не была заперта - ручка легко повернулась, и дверь беззвучно скользнула, открываясь в. естественно, белый коридор.

Однако выйти из комнаты у Сай не получилось. Сделав шаг вперёд, она словно наткнулась на стену. Но в дверном проёме не могло быть даже стекла, ведь тогда она не смогла бы открыть дверь. Решив попробовать ещё раз. Сай решительно двинулась в дверной проём, но на этот раз невидимая «стена» ответила более решительно, отбросив девушку через всю комнату к окну.

Каим нёс Сай еду и. свернув в нужный коридор, увидел, что дверь её комнаты открыта.

-      Значит, она уже проснулась.

Сай же сидела, с ногами забравшись на кровать, и. с каким-то детским ужасом, смотрела на открытую дверь - там. в коридоре, слышались чьи-то шаги.

Каим зашёл в комнату, посмотрел на Сай. её свежие ссадины, скорее всего, от журнального столика, перевёрнутого посреди комнаты, и подоконника - следы её безуспешных попыток выйти из комнаты, у глубоко вздохнул. Поставив поднос с едой на край кровати, он поставил на место столик. Переставив поднос на стол, сел на то место, где он только что был и внимательно вгляделся в девушку. Сай же, кажется, от его присутствия стало только хуже. Это его она швырнула тогда в коридоре.

-    Как ты? Не сильно ударилась? Меня зовут Каим. - Он протянул ей руку, но она только вжалась в угол.

-      Ну что ж... - Каим опять вздохнул. - Ешь. Тебе нужны силы. А я зайду позже.

-      Я не хочу есть! - Вырвалось у Сай.

-      Ты должна есть.

-      Не хочу. - Упрямо повторила она.

Каим хотел было что-то сказать, но промолчал. Видимо решил, что спорить с ней сейчас бесполезно.

Так прошло несколько дней. Сколько их было точно, Сай сказать не могла - она потеряла счёт времени, различая только тёмное и светлое время суток. И то, только потому, что днём ей приносили еду. Правда, она до сих пор ни разу к ней не притрагивалась. Оставалось только удивляться, каким образом она всё ещё может двигаться.

Единственным развлечением были кошмары. Этот кроваво-чёрный туман снился ей каждую ночь. И с каждым разом она чувствовала, что в её сознании крепнет кто-то ещё, кто-то тёмный... чужой... демон...

«Демон. Не знаю, почему, но я права. Ты - демон» - мысленно сказала Сай своему отражению. - «И они все - тоже»

Вверь скрипнула. В проходе стоял Каим. Первое, что он заметил - это, разумеется, поднос с нетронутой едой.

-      Почему ты опять ничего не ешь? - Устало спросил он. - По-человечески тебя прошу...

-      Перестань. - Оборвала его Сай. - Ты не человек.

-      Человек. - С нажимом сказал Каим.

-      Нет!

-    А кто же я по-твоему? - Каим встал за её спиной и посмотрел на отражение Сай в зеркале. На секунду ей показалось, что он хотел положить ей руки на плечи, но затем передумал.

-      Демон.

-      Угадала. - Он улыбнулся уголком губ. - Но только наполовину.

-      То есть?

Вместо ответа он подошёл к столу, взял с подноса нож. задрал рукав на левой руке и полоснул лезвием по запястью. Сай тихо вскрикнула и сделала шаг вперёд, но подойти к Кайму так и не решилась.

-     У меня такая же кровь, как и у тебя. Я тоже живой. И я тоже человек. - Он ещё какое-то время бесстрастно смотрел на текущую кровь, после чего сжал рану другой рукой. - По крайней мере, наполовину. Ешь. пожалуйста. Я вернусь позже - надо перевязать руку. И переодеться. - Добавил он - на манжет его пёстрой серо-чёрной рубашки попала кровь.

И закрывая порез правой ладонью. Каим вышел.

Сай была в шоке. Ничего не понимая, она дошла до кровати, и. вместо того, чтобы есть, провалилась в сон.

То же самое место. Те же искорёженные чёрные стволы, тянущиеся голыми ветвями в пустоту из безжизненной красной земли. Вот только зеркала здесь больше не было. Зато был столик на тонкой ножке и два элегантных ажурных кресла. Одно из них уже было занято. В нём сидело то самое странное «отражение».

-     Ну здравствуй. Присаживайся. - Пригласила она Сай. - Вот, решила с тобой поговорить, а то ты. того гляди, заморишь меня до смерти.

-      Кто ты? - Перебила её Сай.

-      Демон. И, хочешь ты этого или нет, но в скором времени твоё тело будет принадлежать мне.

-      Почему?

-     Ну-у... Чисто технически, ты уже не владеешь своим телом. Ты - это своеобразное личностное эхо - результат оставшейся между душой и телом связи.

-      А разве я сейчас не в своём теле?

-    Боюсь, что нет. Конечно, в книге «Антарен» это изложено намного лучше и подробнее, но, если кратко - когда тебе было девять лет. тебя нашли слуги Крайнара...

-      Кого?

-    Стайла. повелителя демонов Крайнара. Он был первым, кого ты здесь увидела. Так вот. нашли и изъяли твою душу. Сейчас она представляет всего лишь маленький хрустальный шарик. Однако, как правильно заметил Каим, и ты, и все, кого ты здесь видела, всё ещё люди.

-      Почему?

-     Потому что, для того, чтобы кто-либо из них стал полноценным демоном, их души должны быть полностью отделены от тела. Но Крайнар не инициирует ни одного из своих подданных, до тех пор. пока не станет демоном сам.

-      А что ему мешает?

-    Повелителей демонов всегда было и будет двое. Они одно целое и должны быть обращены одновременно. И поэтому он шестнадцать с половиной веков искал тебя, как носителя Стайлы. то есть меня. Поэтому все остальные всё ещё полулюди, ибо он боится быть свергнутым.

-      Ну и что ты от меня хочешь?

-      Во-первых, чтобы ты начала есть. Мои силы велики, но не до такой же степени.

-      Ага. Чтобы ты полностью захватила моё тело.

-      Повторяю, оно уже принадлежит мне. но пока ты сопротивляешься, я нем могу им управлять. Поэтому я хочу предложить тебе сделку: ты даёшь мне волю, а я помогу тебе выбраться.

-      А в чём твоя выгода?

-     Месть. Шестнадцать с половиной веков назад безрассудство Крайнара погубило Империю Демонов. Мою Империю.

-      Я хочу подумать.

-    Пожалуйста. Но. будь добра, ешь. Это никак не повлияет на наше положение, но, по крайней мере, не будет доводить нас до истощения.

-      Хорошо.

Гл. 4 Книга Демонов.

Каим был рад. что глупости с «голодовкой» наконец-то закончились, по ему всё равно было не по себе. Уж слишком внезапно произошла эта перемена в поведении Сай. Слишком резко. Что- то здесь было не так... Но. так или иначе, пора идти дальше. Пора показать ей книгу «Антарен», чтобы она сама разобралась в том. куда попала, и приняла нужное решение.

Когда он зашёл в комнату. Сай уже заканчивала завтрак. Выглядела она уже лучше, но взгляд у неё всё ещё был затравленным.

-      Ну что? Как себя чувствуешь? Сегодня у нас, так сказать, «культурная» программа.

-     То есть?

-     Нам нужно в библиотеку. .Будешь знакомиться с Нашей историей.

-     А... а как я выйду через дверь?

-    Для этого тебе придётся перетерпеть кое-какие неудобства, потому что идти придётся с этим. - Он показал что-то вроде наручников с очень длинной цепью между браслетами.

Когда один из браслетов застегнулся на правом запястье Сай. а второй - на левом Кайма, ей показалось, что теперь их связывает не только эта цепочка. Ощущение было не самое приятное.

-     Из чего они сделаны?

-    Обычная сталь, но на них наложены специальные чары. Все двери в этом здании пропускают через себя только демонов. Точнее - полудемонов, признавших свою вторую сущность. Ты всё ещё сопротивляешься, поэтому тебя буду вести я.

-     Хорошо.

Выйдя из комнаты. Сай с интересом огляделась вокруг. Как же. всё-таки, отсюда выбраться?

Они проходили коридор за коридором, двери за дверьми. Через некоторое время Сай уже перестала замечать стальной браслет и цепь. И даже прониклась к Кайму чем-то вроде доверия.

Но вот они остановились перед большими двойными дверями. В отличии от всего вокруг, они не были покрашены, и цвет красного дерева резко контрастировал с белыми стенами коридора. За ними всё было таких же тёплых древесных гонов. Интерьер со множеством книжных стелажей и письменных столов напоминал обыкновенную библиотеку. Устроившись за одним из столов, Каим положил перед Сай огромный обтянутый чёрной кожей фолиант. «Антарен».

-     Читай.

-     Что? Всё?

-     Да... Историю демонов обязательно, а остальное - что понравится.

Сай открыла книгу и погрузилась в чтение странных на вид значков, которые сами собой складывались в её голове в понятные слова.

«...Империя демонов существует уже больше трёх тысяч лет...

...Стайлов. Повелителей демонов, всегда должно быть двое. Становятся ими только сильнейшие...

...В триста пятидесятом году человеческой эры ради предотвращения бунта наследница пристола демонов Каралар вышла замуж за предводителя восставших демонов Крайнара. и была коронована вместе с ним на престол на смену своих родителей...

...В том же году Крайнар начал крупномасштабную компанию против сил Света. Ответ был более, чем решительным...

...Армия демонов была разбита... Армия Света нанесла сокрушительный ответный удар... Империя демонов была повержена... Из многочисленного рода демонов в живых осталось лишь семнадцать колдунов... Стайлы демонов: Крайнар и Каралар были убиты в бою...

...Однако победа Света была неполной. Одним из выживших демонов был Эйн Мелетерс. Один из знатаков чёрной магии...

...Он вернул души убитых демонов обратно на землю. По здесь, в мире живых, они, лишённые своих убитых тел, не могли снова воплотиться. Поэтому он разослал своим заклинанием души демонов по всему миру, дабы они нашли себе новые тела. Найдя человека, в котором он может поселиться, демон занимает место тёмного альтерэго человека. Однако, найти нужное тело, значит найти человека. Свет которого равен Тьме, силе демона. Своими силами изгнать душу человеческую из своего тела демон не может. Для этого душа должна быть изъята кем-то извне...

...Снова стать полностью Живым демон может, лишь когда душа человекабудет изъята и уничтожена...

...Первым найденым демоном стал Стайл Крайнар... Стайла Каралар до сих пор не найдена...»

Сай оторвалась от книги. В голове у неё царил хаос, мысли путались. А руки в это время, словно по наитию, листали страницы «Антарена».

-     Что такое? - донёсся словно откуда-то издалека голос Кайма.

-    А? - Сай совершенно забыла о том. где она. и что рядом кто-то есть, но память тут же вернулась. - Нет. всё в порядке. - И она снова уткнулась в книгу, пытаясь понять, что же она открыла, листая страницы.

«...Идеальный возраст для извлечения души из человеческого тела - пять лет. В этом возрасте разум обладает необходимой гибкостью и уже может запоминать, а душа уже достаточно ослаблена влиянием демона. Поскольку душа является сильнейшей субстанцией. более позднее извлечение души может осложниться более прочными связями между душой человека и его телом...»

Сай поёжилась, представляя, что её душа лежит сейчас где-нибудь хрустальным шариком. Пролистав ещё несколько страниц «Антарена», она снова, уже с некоторой опаской, заглянула в книгу. Однако, заглавие страницы её заинтересовало.

«Поединки демонов.

Все разногласия среди демонов, если их на смогли разрешить Стайлы. разрешаются в поединке.

Единственным оружием в такой схватке является кинжал. Поскольку физическая сила демона подпитывается магической, и нанести физический вред ему очень сложно, поединок заканчивается символической смертью одного из противников, то есть пронзением его сердца...»

Она всё вчитывалась и вчитывалась в древнюю книгу, чувствуя, что каждое прочитанное слово сможет ей помочь.

Гл. 5 Экскурсия

Так прошло около недели. Как это ни странно, чтение «Антарена» успокаивало Сай. Но сегодня Каим повёл её в другую сторону.

-      Куда мы идём?

-      Просто на экскурсию.

Они шли по коридорам, как вдруг Сай в голову пришла одна мысль:

-      Каим. ты говорил, что здесь нет ни одного настоящего демона.

-Да.

-      А что тогда случилось с Эйном?

-      Ах, Эйн. Он всё ещё жив, так что тут я ошибся. Он преданно служит Крайнару...

Ту г они вошли в огомный зал. и Сай уже не слышала Кайма. В зале было огромное

количество людей, сидящих прямо на полу. От одного взгляда на них Сай стало не по себе. Всем им было не более семнадцати-восемнадцати лет. но при взгляде на них возникало ощущение присутствия кого-то очень сильного, тёмного и древнего. И глаза... Эти чёрные, со слившимся в одно зрачком и радужкой, бессмысленные и страшные глаза...

-      Сай? - Позвал Каим.

Сай с трудом оторвалась от загипнотизировавшей её картины.

-      Ты в порядке?

-      Что они делают? - спросила она вместо ответа.

-    Это своеобразное обучение. После того, как полудемоны попадают сюда, их начинают управлять своими новыми силами и восполнять их.

-    А на что же тогда уходит десять лет, на которые вы возвращаете их в обычную жизнь после извлечения души?

-    Они нужны для адаптации демона в теле. Учитывая остающуюся связь души с телом, для этого надо немало времени.

Время подходило к обеду, когда Каим закончил рассказывать ей об обучении демонов, и. поэтому, оттуда они отправились в комнату Сай. Повернув в нужный коридор, они увидели, что там. у дверей, их уже ждут Мора и Крайнар. У Сай сбилось дыхание.

Опустив глаза и прячась за Каимом. она проскользнула в комнату, где он освободил её от цени и вышел в коридор, поговорить с матерью и Повелителем. Как только за ним закрылась дверь, стоящая к ней спиной Сай повалилась назад и сползла на пол. задев плечом дверную ручку. Единственное, что она сейчас могла - это слушать доносившиеся из-за двери голоса.

-      Как проходит её подготовка? Я не могу ждать вечно. Каим.

-     А что я могу сделать. Крайнар? С извлечением души опоздали на целых четыре года! Её душа держится за тело мёртвой хваткой.

-      С твоей матерью мы опоздали на целых восемь лет, но она всё же с нами.

-Ноя не Стайла. Крайнар. - Вмешалась Мора. - Она намного сильнее меня, а значит, настолько же сильна и её душа.

-   Я так больше не могу! - Вдруг вскипел Каим. - Я её боюсь! Держать её, как в клетке - безумие! Мы рискуем разозлить её...

-    Прекрати эту истерику! — Оборвал его Стайл. - Она тебе доверяет. Тебе ничего не грозит.

Возможно, за дверью было сказано что-то ещё. но Сай этого уже не слышала - сознание

покинуло её.

Спустя пару часов она пришла в себя, поела, но руки у неё всё ещё дрожали, когда Каим снова вывел её из комнаты.

-    Куда мы идём теперь? - Спросила она. от слабости ухватившись за рукав его рубашки.

-   Увидишь. Правда, я не уверен, что тебе это понравится... - При этом он был как-то странно напряжён, подходя к двойным стеклянным дверям - обстановка за ними напоминала операционную.

Да. Каим был прав, когда говорил, что Сай это не понравится. На операционном столе, утыканный трубками, окружённый четырьмя «врачами», лежал живой скелет, обтянутый кожей.

-    Ты уже видела здесь нечто подобное... - Донёсся издалека голос Кайма.

Да. видела. В тот самый день, когда здесь появилась. Гот старик... Он выглядел так же.

Из выжатого тела по тонким трубочкам с едва уловимым гудением текло что-то жёлто­оранжевое.

-   Это Эморфия. Пища демонов. Источник наших сил. Она генерируется из человеческой души через имеющееся в ней зло. - С трудом, словно через стену, прорывался в голову Сай голос Кайма. Глаза её следили за движением внутри трубок, как оно продвигалось к машинке столике сбоку, в прозрачной колбе которой сформировалось нечто до ужаса знакомое - оранжево-красное, желеобразное...

К горлу Сай подступила тошнота, в глазах потемнело. Она начала медленно отступать назад. В ней вскипел страх, и кода она, натягивая цепь, пересекла порог операционной, та не выдержала и со звоном порвалась. Сай бросилась бежать. За одним из поворотов ей открылся коридор, по которому она уже пыталась один раз убежать. Как и в тот раз. в коридоре никого не было, а двери, ведущие на улицу, словно манили к себе. Слыша за спиной быстрые шаги, видимо, приближающегося Кайма. Сай кинулась к двери. На этот раз никто не встал на её пути. Она добежала до дверей, и даже смогла их открыть, но пересечь порог оказалось невозможным. Когда оказалась в дверном проёме, её подняло в воздух, тело пронзила невыносимая боль. Дверь не пропускала её вперёд, но и не отпускала назад...

Гл. 6 Побег

Ноль уже ослепила её своей безумной белой вспышкой, когда она почувствовала, что чьи-то руки вырывают её из дверного проёма. И уже через секунду она была в объятьях Кайма.

Боль медленно отступало, вернулось зрение. Когда Сай более или менее пришла в себя. Каим успел довести её до комнаты, и уже во второй раз за этот долгий день, у двери их ждали Мора и Крайнар. Всего на одну секунду Сай встретилась взглядом с Повелителем демонов, и за эту секунду к ней пришло даже не ощущение, а твёрдое знание, что Крайнар её ненавидит. Ненавидит и боится. Боится настолько, что ему легче было бы убить её. отодвинув триумф своей власти ещё на несколько веков.

-    Не спускай с неё глаз! - Даже голос его стал холоднее и глуше.

Каим коротко кивнул и вместе с Сай скрылся за дверью.

Сай лежала на кровати с открытыми глазами. Прошло несколько часов после того, как Каим уложил её «отдыхать», уже наступила глухая беспросветная ночь, уже уснул возле неё сам Каим. а она всё лежала. Временами, правда, ею всё же овладевала сонливая усталость, и она проваливалась в пустоту, но уже через десять-пятнадцать минут «выплывала» обратно. Однако, тяжёлый мрачный сон, наконец, смог подобраться к ней и затянуть её вглубь своего омута.

Огромный зал выплыл перед ней в багрово-чёрных тонах горящих факелов. Зал этот вдоль стен был заполнен людьми. Но лишь трое из них были ей знакомы. В противоположном конце от массивных дверей, на одном из двух тронов сидел Крайнар. В центре зала, всё в том же строгом чёрном брючном костюме, но с кинжалом в руке, на чистом от людей месте стояла Мора. А по

правую руку от неё. бесспорно, пятнадцатилетний Каим. испуганно смотрящий то на Повелителя, то на свою мать.

-     Ты должна была понимать. Мора, что прятать от меня ребёнка, несущего в себе демона — бесполезно! - Крайнар поднялся со своего трона.

-     Это мой сын. Крайнар! - Голос Моры напоминал рычание. - Ты его не получишь! Я вызываю тебя!

Застывшее в маску, лицо Крайнара скривилось в улыбке:

-      И на каких же условиях?

-      Моя душа и душа моего сына.

-      Ну. попробуй.

Схватка началась внезапно. Они просто сорвались с места навстречу друг другу. Лезвия взлетали и падали вниз. Уследить за действиями и движениями борющихся было практически невозможно. Но в какой-то момент они просто остановились. Правое плечо Крайнара было рассечено и он. со смесью удивления и страха, смотрел на окровавленную, израненную Мору. Возможно именно шок удивления помешал ему закончить поединок, и острие кинжала, уже проткнувшее кожу на её груди, так и не пошло дальше.

-       Невероятно. - Прошептал он. - Впервые за пятнадцать веков. Надеюсь, ты поняла, что уже проиграла?

-      Да. - В голосе Моры была покорная безысходность.

-      Ты знаешь, что желание покинуть Дом равносильно измене, а это карается смертью.

При этих словах в зале произошло некоторое движение: несколько человек держали

вырывающегося Кайма.

-      Но за твою отвагу я сохраню тебе жизнь...

И зал. так же внезапно, как и появился, исчез в черноте, а Сай проснулась, судорожно хватаясь за сердце.

«Что это? Что это?! Что это было?!»

«Просто чужой кошмар» - ответил внутри неё прохладный голос Каралар.

Сай села и взглянула на спящего Кайма. Его лицо было напряжено, кисти рук то сжимались, то разжимались.

«Его кошмар?» - мысленно спросила Сай. не нуждаясь в ответе.

«Да. Это одна из сил Стайлы - чувствовать мысли других демонов. Ему приснилось его воспоминание. Мору ведь нашли очень поздно, ещё позже, чем тебя. Ей было тринадцать лет. и к тому времени, когда её забрали сюда, у неё уже был сын. Она знала, что в нём тоже есть демон, но не хотела отдавать его Крайнару. Мора пыталась спрятать Кайма, но безрезультатно. Правда, узнала она об этом только, когда Кайма привели сюда в пятнадцать лет. Поэтому Мора и вызвала Крайнара на поединок. А что было дальше, ты видела сама.»

«Откуда ты это знаешь?»

«Я - Стайла демонов, я знаю о них всё.»

«Почему ты никогда мне об этом не говорила?»

«Да ты, собственно говоря, и не спрашивала. А что. это знание имеет для тебя какую-то ценность?»

«А Мора больше не возобновляла поединок?» - ответила вопросом на вопрос Сай.

«Нет.»

«Я не спрашивала тебя, может, ты знаешь и расположение комнат в этом доме?»

«Карты у меня, к сожалению, нет. но энергию НЕКОТОРЫХ мест улавливаю довольно чётко» - с иронией ответила Каралар. она начала понимать, о чём думает Сай.

«Да. Но всё это летит к чёрту, если не знаешь, как пройти двери!» - со злобой процедила Сай и упёрлась взглядом в белую стену.

Перед её глазами метались воспоминания сегодняшнего дня. А за них зацепились воспоминания более ранние. И вдруг ей вспомнился голос старика.

«Это нелегко. Хотя... Коридор прямой. Дверей там больше нет. Быть может, тебе и удастся пробиться...»

«Пробиться... пробиться... Пробиться! Ну конечно! Ответ всё это время был у меня под носом. Каралар. тебе хватит на это сил?»

«Магии, конечно, придётся потратить много, но, да. я смогу!»

Сай закрыла глаза. По её телу пробежала дрожь, и глаза открылись снова, но не карие, а чёрные. На мир её глазами, усмехаясь, смотрела Стайла демонов Каралар.

Ещё пол минуты Каим спал, пока из сна его не вырвал грохот пробиваемой стены, повторяющийся, словно эхо, всё дальше и дальше от него...

Гл. 7 Найти

В Доме царил хаос из мигающего света, мечущихся людей, груд кирпича и бетона, выбитых из стен. Сай сбежала.

Пока все занимались уборкой, в чистой, ярко освещённой лаборатории встретились Край нар. Мора. Каим и Эйн.

-      Может, вы объясните мне. как это могло произойти? - Голос Крайнара источал ледяной яд.

-      Ты ведь знаешь. - ответила Мора. - что Защита стоит только на дверях и оконных проёмах.

А стены здесь обычные, хоть и толще положенного в два раза. Она просто пробила их насквозь вплоть до внешней стены.

Не успел Крайнар сказать, что Мора и Каим должны были это предусмотреть, как вмешался

Эйн:

-    Повелитель, прошу вас заметить, что человеку такое не под силу. Боюсь, что пробила стены и скрылась уже не Сай, а Каралар.

-      Это не меняет сути дела. Мора. Каим. вы должны её найти!

Спустя несколько часов, уже на рассвете, Мора и Каим. разделившись, прочёсывали близлежащий город. Сай (или Каралар?) была где-то здесь. Они чувствовали присутствие её огромной, выпущенной на свободу силы. Однако, не смотря на важность дела и явный риск: как при провале, так и при успехе - ни один из них не думал о том, что делал...

«Что я делаю? Уже семьдесят лет я выполняю приказы того, кого ненавижу! Но что я? Он забрал у меня сына!

Зачем я её ищу?

Лучше бы её вообще не нашли! Пусть всё останется, как было. Только бы остаться человеком. Хотя бы отчасти, но человеком!»

«Где ты? Где ты? Куда ты убежала?

Почему я за тобой не уследил? Почему я уснул?!

Она играется. Появляется то здесь, то там.

Что она задумала?»

Так, думая каждый о своём, они прочёсывали улицу за улицей, повинуясь неясному зову, до самого вечера. Что это было: воля Каралар или морок жары и знойного воздуха - но им временами мерещилась знакомая фигура в тёмных брюках и белой рубашке с волосами, стянутыми в высокий хвост. Фигура эта появлялась то гам. то здесь в толпе прохожих, путая следы и сводя преследователей с ума. И поэтому, когда начал заниматься закат, оба они ни с чем поспешили в место условленной встречи - на квартиру Сай.

«Да. побег удался, но дорогой ценой. Я потеряла много сил. Впрочем, это не проблема, я знаю, как их восполнить. Однако, они уже приехали, антракт закончен, пора начинать последнее действие этого спектакля» - И Каралар вышла из тёмного угла, откуда она следила, как Мора и Каим. не видя её. заходят в гостиную Сай.

-      Поздравляю! Вы меня нашли!

Гл. 8 Души демонов

Каим и Мора обернулись на звук холодного смеющегося голоса...

Прошли ровно сутки с побега Сай, когда в зале, который она видела в кошмаре Кайма, где словно бы ничего не изменилось, открылись двери. Все демоны, в том числе и Крайнар со своего трона, пытались разглядеть, чья фигура застыла в дверном проёме. Но вот силуэт двинулся вперёд.

и все увидели в неровном свете факелов ожесточённое, холодное лицо Сай. В её правой руке мерцал кинжал.

-     Как ты сюда попала? - Вышел из оцепенения Крайнар.

Закатные лучи изменили лицо Сай до неузнаваемости. Волосы полыхали в лучах заходящего солнца адским огнём, а глаза стали ещё черней.

-     Что тебе нужно? - Проглотила ком испуга Мора.

-     Сай... - почти прошептал Каим.

-    Если честно. Сай здесь нет. Она одолжила мне на время своё тело. - Невозмутимо сообщила Каралар Кайму и повернулась к Море. - А нужны мне ни столько вы. сколько Крайнар.

Я хочу вызвать его на поединок. И вот здесь мне понадобится ваша помощь, потому что для восстановления сил мне нужна эморфия.

-     Это долго объяснять, да и не зачем. Я пришла не за этим.

-     А зачем? - Вернулся к своему обычному тону Крайнар.

-     Затем, чтобы вызвать тебя на поединок.

-    На каком основании? Мы с тобой ещё не ссорились, чтобы выяснять таким образом отношения...

-    Да ты хоть понимаешь, с кем ты говоришь? Я - потомок двенадцати поколений Стайлов, а ты - приблудный демон, чьё безрассудство погубило МОЮ ИМПЕРИЮ! ВЕСЬ МИР ДЕМОНОВ! Я больше не намерена давать тебе власть. Поэтому я вызываю тебя на условиях, что, если я выйграю, ты вернёшь мне мою душу, и больше не будешь преследовать, по крайней мере, в этой моей жизни.

-    Принимаю! - Прорычал Стайл, теряя над собой контроль и бросаясь вперёд. Это и было его ошибкой.

Как бы он ни был силён, у него не было того спокойствия и хладнокровия в схватке, коим обладала Каралар. Все его удары и выпады проходили мимо, не задевая не то что тела, даже одежды Стайлы. Она же не делала, казалось ничего - только уходила от ударов, при этом всё время оставаясь перед своим противником. Вдруг, она исчезла из его поля зрения, и появилась вновь, но ужа за его спиной. Левая её рука стальными ногтями впилась Крайнару в шею, и рывком поставила его на колени, а правая - одним коротким ударом - завершила бой.

Крайнар смотрел, как Каралар выходит из-за его спины и медленно поднимался на ноги, когда его настиг ещё один удар - сзади под левую лопатку и гак же в сердце. Он упал обратно на колени.

-     И с чего ты решила, что мы тебе поможем? - Спросила Мора.

-    О! У вас интерес самый прямой. Ведь ты же помнишь, как сама, пятьдесят восемь лет назад, вызвала Крайнара на поединок? Я думаю, мне не нужно напоминать, чем он закончился. Однако, я напомню тебе об одной немаловажной вещи. Поединок демонов может закончиться ТОЛЬКО пронзением сердца противника, а этого не было - Крайнар его просто остановил. Но гы можешь продолжить его в ЛЮБОИ момент.

В этом и состоит твоя выгода. Если ты принесёшь мне эморфию. я смогу восстановить свои силы полностью. У Крайнара не будет шансов - он проиграет! После прямого удара в сердце, он на краткий период - всего около минуты - потеряет добрую половину своей силы. И в эту минуту ты сможешь завершить свой поединок одним единственным ударом.

Крайнар побледнел и обернулся. У него за спиной с окровавленным кинжалом стояла...

-     Мора... Ты...

-     Мы ведь тогда так и не закончили, Крайнар.

-     Ты что же. надеешься, что я вас отпущу, Мора?

-    А у тебя просто нет выбора. - Донёсся до него голос Каралар, в руке которой блеснули два хрустальных шарика.

-     Неужели ты думаешь, что он нас отпустит? - Вмешался в разговор Каим.

-    А куда он денется? - Улыбнулась Стайла. - Дело в том. что уходя, я «случайно» захватила с собой вот это. - Она подняла и открыла маленький стальной чемоданчик, в котором лежали два

хрустальных шарика. - Ты узнаёшь их, Мора? Это твоя душа. Твоя и твоего сына. Вряд ли Крайнар захочет, чтобы я их разбила и инициировала вас в тот момент, когда он настолько слаб.

- Ты узнаёшь их? - спросила Каралар. - Я предлагаю тебе выбор: исполни своё обещание, отпусти всех троих - и останешься жить, или нарушь своё слово, и будешь убит демонами, сильнейшими после нас с тобой. Так каков твой выбор?

Молчание продлилось несколько секунд, а уже спустя минуту на встречу восходящему солнцу из Дома демонов вышли три человека.

«Трое из сильнейших демонов: Каралар, Майара Моры и Кайнус Кайма - снова уснули, чтобы прожить человеческую жизнь, умереть, и. наконец, освободиться. Возможно, Эйн ещё найдёт способ, как вернуть наших демонов обратно на землю, хотя я не уверена, что он рискнёт это сделать. Ну а пока, мы будем ЖИТЬ»

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Важная информация

Декада прощения

с 15 по 28 апреля

7e3e8742f230c5dc927e213f5b961d96

Часы работы

clock        Зимнее расписание:

  • Понедельник - Четверг с 9 до 18
  • Пятница, Воскресенье - с 10 до 18
  • Суббота - выходной

Летнее расписание:

  • Понедельник - Четверг с 9 до 18
  • Пятница с 10 до 18
  • Суббота, Воскресенье - выходной

ПОСЛЕДНЯЯ СРЕДА МЕСЯЦА — САНИТАРНЫЙ ДЕНЬ.

Вход на сайт

Строительная доска объявлений на сайте fortstroi.com.ua
Как заработать на недвижимости, подробнее на сайте comintour.net
Придомовая территория, норматив здесь http://stroidom-shop.ru/pravila/pridomovaya-territoriya.html

Календарь новостей

« Апрель 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          

 


 

 

 

 


 

 

 

Общая оценка качества услуг библиотеки

Строительная доска объявлений на сайте fortstroi.com.ua
Как заработать на недвижимости, подробнее на сайте comintour.net
Придомовая территория, норматив здесь http://stroidom-shop.ru/pravila/pridomovaya-territoriya.html

 

 

 

Наши реквизиты

rek    Наши реквизиты:

 670013, Республика Бурятия,
г. Улан-Удэ, ул. Ключевская, 23А
Телефон/факс: Директор: 41-87-97;
Бухгалтерия: 41-88-05
Центр чтения юношества им. Д. Батожабая
тел. 41-87-85
E-mail info@baikalib.ru

Центр чтения детей им. Б. Абидуева
г. Улан-Удэ, пр. Победы, 5
тел. 21-42-36
E-mail deti@baikalib.ru

Подробнее: "Карточка предприятия"

Мы в соцсетях

Яндекс.Метрика

 

rasporka100